ТАЙНАЯ ВОЙНА

18 Май 2009 | написал lesha


Департамент полиции России с самого начала войны знал, что «возглавляемое Лениным пораженческое течение инспирировалось австрийским правительством в целях достижения успеха в войне с Россией». В период войны большевики находились под особым покровительством германских спецслужб. Одними из первых на службу австрийской разведке поступают руководители большевистской партии. Происходит это в конце 1911 начале 1912 года. А уже осенью 1913 года агент русской полиции докладывал, что Ленин «пользуется особым покровительством и доверием австрийских властей. Его поручительства или даже просто удостоверения личности было достаточно, чтобы приезжающих в Австрию русских эмигрантов освободили от всяких подозрений в нелояльности к Австрии».
Сразу же после начала первой мировой войны большевики на своем совещании выносят резолюцию «Задачи революционной социал-демократии в европейской войне», где открыто выступили с позиции государственной измены — за «поражение царской монархии и ее войск». Резолюция эта была принята на территории Австро-Венгрии, где в то время находился Ленин.
Австрийские власти также покровительствовали подрывной деятельности Ленина в России. Транспорты с революционной литературой, идущие в Россию, свободно пропускались австрийскими властями через так называемую «зеленую границу», место тайного прохода. Через эту же «зеленую границу» тайно переправлялись люди. Альянс ленинской партии с Австрией был так тесен, что, по сведениям Департамента полиции, до войны ряд заседаний большевистских руководящих органов проходил в здании австрийского посольства в Петербурге. В Вене на деньги австрийского правительства в 1913-1914 годах выходит антирусская газета «Правда». Германское правительство открыто рассчитывает на помощь российских революционеров в борьбе против России. Для усиления позиций германской армии, считают высокопоставленные лица этой страны, «необходимо организовать смуты в России.
5-8 сентября 1915 года в Швейцарии собралась «интернациональная социалистическая конференция», на которой присутствовали в большинстве своем никем не уполномоченные представители разных социалистических партий из Голландии, Швейцарии, Швеции, Норвегии и России, занимавшие прогерманскую ориентацию. Все эти представители» объявили себя выразителями воли трудящихся всего мира и призвали их бороться любой ценой против войны. Однако «бороться за мир» они стали только в странах антигерманской ориентации, а по-настоящему — лишь в России. Уже в начале 1915 года германские шпионы предпринимают попытки взрывов железнодорожных сооружений и вагонов со снарядами. 20 апреля 1915 года немецкие спецслужбы организовали взрыв на заводе взрывчатых веществ в Охте. Одновременно немецкие агенты готовили взрывы у царского дворца и у квартиры министра иностранных дел. Во время войны агентами распространялось большое количество провокационных прокламаций к русским солдатам якобы от имени Царя.
Члены социал-демократической фракции Государственной Думы в полном своем составе по инструкции Ленина, пользуясь своим депутатским положением, ездили по России и призывали на рабочих собраниях осудить войну, как будто она была развязана Россией, а не Германией. Деятельность их в военное время носила откровенно преступный, изменнический характер. Зимой 1914-1915 годов российские социал-демократы со своими зарубежными «соратниками» определяют позицию в отношении войны. Они категорически отметают лозунг о защите Отечества и призывают к поражению России в войне и развязыванию гражданской войны и свержению Самодержавия.
Однако подрывная работа проводилась не только подпольными революционными организациями при поддержке германских спецслужб. В дворянской аристократии и правительстве созрел заговор против Царя. Подрывная работа активно поощрялась и поддерживалась западными державами, нередко даже демонстративно. Милюков после возмутительной антигосударственной речи в Думе, где он, по сути дела, призывал к свержению Царя, был приглашен английским послом, доставлен на личном автомобиле посла в посольство, где в честь него устроили банкет. Высшие государственные награды Англии получил также отстраненный от должности министр иностранных дел Сазонов. Известный своими выпадами против Царя и резкими антигосударственными выпадами, публицист А. Амфитеатров находился под покровительством итальянского посла, который спас его от высылки за антигосударственную деятельность.
Самое трагичное состояло в проникновении заговора во все жизненно важные государственные, политические и общественные центры страны. Заговорщиками стали великие князья Николай Михайлович и Александр Михайлович, Николай Николаевич и Дмитрий Павлович, генерал Мосолов. Среди царских министров и их заместителей насчитывалось, по крайней мере, восемь заговорщиков — Поливанов (военный министр), Наумов (министр земледелия), Кутлер и Барк (Министерство финансов), Джунковский и князь Урусов (Министерство внутренних дел), Федоров (Министерство торговли и промышленности). В Государственной Думе действовало более 40 заговорщиков. В Государственном Совете заговорщиками были Гучков, Ковалевский, Меллер-Закомельский, Гурко и Поливанов. Измена проникла в военное и дипломатическое ведомства, крупные посты в которых занимали заговорщики.
В 1916 году заговор возглавлял Верховный Совет состоящий примерно из 15 человек. Председателем нового Совета был кадет, заместитель председателя Государственной Думы Н.В. Некрасов, в минуту откровения однажды признавшийся, что его идеал — «черный папа», которого «никто не знает, но который все делает». В Совет, в частности, входили А.Ф. Керенский (социалист-трудовик), Н.К. Волков (кадет), Н.Д. Соколов (социал-демократ), А.И. Коновалов (прогрессист), Д.Н. Григорович-Барский (кадет), т.е. представлены были все антирусские партии. В 1916 году активизируются международные финансовые центры мировой закулисы, которые, как и в 1904-1905 годах, открывают широкое финансирование подрывных организаций. Снова появляются имена транснациональных банкиров Шиффа и Ротшильда, финансировавших Японию во время войны.
Западные державы беспокоило начавшееся резкое усиление России в результате ее решающей роли в победе над германским блоком. К тому времени Россия располагала огромным военным и экономическим потенциалом, значительно превышающим возможности союзников. Победное окончание войны, которое, совершенно очевидно, предполагалось к лету 1917 года, означало, что Россия приобретала особую роль, как в Европе, так и в мире вообще. По результатам войны ей должны были отойти исторические русские земли, принадлежавшие до этого Австро-Венгрии, она устанавливала свой контроль над Балканами и Румынией. Германия теряла польские земли, которые объединялись с Царством Польским в единое государство под скипетром русского Царя, и, наконец, русским становились Константинополь и проливы в Средиземном море — стратегический пункт влияния на Ближний Восток и на Средиземноморье. Такое усиление России не устраивало ее союзников. Сильная справедливая Россия становилась тормозом для колониальной политики Англии в Азии, и, прежде всего на Ближнем Востоке.
Вообще, ни Франция, ни Англия не хотели допустить Россию к переустройству мира на справедливых началах. В книге исследователя истории С. Ютена рассказывается о конгрессе во время войны, на который «Россия либо не послала делегатов, либо, что вернее, не была приглашена». Там обсуждалось будущее, связанное с концом войны, победой Франции и переустройством мира: были подняты вопросы об Эльзасе и Лотарингии, Истрии, Триесте, Восточной Адриатике, Шлезвиг-Гольштейне, Польше, Армении и колониальных землях Германии. С. Ютен отмечает: «Совершенно ясно, что никакой роли в переустройстве мира союзники при этом России не предназначали».
Отмечая роль союзников России в революции, генерал Людендорф писал: «Царь был свергнут революцией, которую инициировала Антанта. Причины поддержки Антантой революции не ясны. Судя по всему, Антанта ожидала, что революция принесет ей какие-то преимущества». Так же считали и многие другие германские военачальники, видевшие в Февральской революции руку англичан, действовавших через Думу и отдельных лиц.
Британское правительство было уверено, что любой новый режим будет более податлив в вопросе о Средиземноморских проливах. Незадолго до февраля 1917 года в Петроград прибыла одна из важнейших персон мировой закулисы — банкир лорд Мильнер. О его тайной миссии ирландский представитель в британском парламенте заявил: «Наши лидеры... послали лорда Мильнера в Петроград, чтобы подготовить эту революцию, которая уничтожила Самодержавие в стране-союзнице».
Под контролем заговорщиков находилась большая часть средств массовой информации и издательств (в частности, газеты «Россия», «Утро России», «Биржевые ведомости», «Русские ведомости», «Голос Москвы»). Организация заговорщиков стала влиятельной силой в обществе. Большинство простых людей, которые, так или иначе, вынуждены были им подчиняться, конечно, ничего не знали, так как нелегальная деятельность заговорщиков шла под крышей разных легальных организаций, например, кадетской партии или газеты «Русские ведомости», руководство которых почти полностью заговорщиков. Заговорщики становились как бы законодателями общественной жизни российской интеллигенции и чиновничества. Как писал современник, «чтобы преуспеть, надо было принадлежать к группе «Русских ведомостей» или к кадетской партии».
Интриганская политика либеральных партий была глубоко чужда Русскому народу. Нежелание большинства простых русских людей поддерживать выступления против правительства, особенно в условиях борьбы с внешним врагом, воспринимались многими интеллигентами как «рабская стихия русского народа». Деятельность подрывных организаций в силу их определенной направленности многократно подпадала под статью закона России о государственной измене. Во-первых, в связи со стремлением к свержению существующего строя. Во-вторых, изменнический характер проявлялся в отношении к войне, которую вело Российское государство против германского агрессора. В-третьих, выражением государственной измены был характер отношений русских заговорщиков и его зарубежного руководства.
Сегодня точно известна сумма денежных средств, которую подрывные организации приняли от германского правительства на дестабилизацию положения в России. По данным, полученным из официальных источников германским социал-демократом Э. Бернштейном, занимавшим одно время пост заместителя министра финансов Германии, она составляет 60 млн. марок. В целом общая сумма денег, выделенных спецслужбами, а также тайными международными организациями на проведение революции, оценивается цифрой не менее 100 млн. долларов в ценах тех лет.



Метки: История России

Вы читаете » "ТАЙНАЯ ВОЙНА"

Статьи по теме:

Административно-хозяйственные реформы в промышленности и их результаты
М.А. Суслов в эпоху Брежнева – второй человек в партии
Священные деревья
РЕФОРМЫ АЛЕКСАНДРА I
Наследственное право
Архивы ↓

Rambler's Top100