Административно-плановая экономика в чрезвычайных условиях войны и восстановления

10 Февраль 2009 | написал anton


22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война, ставшая серьезным испытанием экономического потенциала СССР. Достижение победы потребовало мобилизации всех людских, материальных и финансовых ресурсов страны.
Была ли экономика СССР готова к войне? С одной стороны СССР к 1941 г. имел достаточно развитый за годы индустриализации военно-промышленный потенциал, огромные природные и людские ресурсы.
С другой стороны СССР был все же недостаточно подготовлен к войне. И дело не только в просчетах политического руководства и нехватке современных самолетов, танков и другой техники. Если Германия уже давно перевела экономику на военные рельсы, то в СССР такой перевод осуществлялся в ходе войны и для этого, естественно, требовалось какое-то время. Как показала жизнь, нам на это понадобился почти год.
Кроме того, следует иметь в виду, что к 1941 г. Германия, оккупировав большинство европейских стран, поставила их экономический потенциал под свой контроль. Ее совокупная промышленная мощь в 1,5 раза превосходила советскую. По сути дела нам в экономическом плане противостояла почти вся Европа.
Война потребовала резкого изменения централизации, чтобы собрать все силы «в один кулак» и подчинить их одной задаче – разгрому врага. Административно-командная система вполне подходила для этого. Она показала свою действенность и востребованность. В кратчайшие сроки были созданы чрезвычайные органы управления страной и армией: ГКО, Ставка верховного главнокомандования и др. Фактически система управления мало в чем изменилась, так как уровень централизации был и до войны достаточно высок.
Неудачное начало войны привело к тому, что к концу 1941 г. Германия заняла территорию, на которой проживало около 40% населения, находилось 47% посевных площадей и производилось свыше 30% промышленной продукции.
В связи с этим одной из главных хозяйственных задач начального периода войны стала эвакуация на восток предприятий из западных районов. 27 июля 1941 г. был создан Совет по эвакуации, на который возлагалось решение всех проблем, связанных с перевозкой и размещением заводов и фабрик на новых местах. За 1941-1942 гг. из зоны военных действий было вывезено 2593 предприятия.
Эвакуация, естественно, порождала целый ряд проблем. Нельзя было вывезти рудники, домны, электростанции. Следовательно, перемещенные на восток предприятия теряли прежние хозяйственные связи, источники сырья и энергии. Эвакуация загрузила железные дороги, что несколько ослабило экономические связи между разными районами страны. Наконец, перемещенные на восток предприятия необходимо было где-то размещать. Для этого приходилось уплотнять цеха местных заводов, использовались все подходящие помещения и, наконец, строились новые промышленные корпуса. Зачастую сначала станки ставились под открытым небом и начинали выпускать продукцию, а потом вокруг возводились стены. Серьезной проблемой было и размещение приехавшего персонала завода.
Эвакуация была одной из важнейших мер по перестройке народного хозяйства на военный лад. Она способствовала развертыванию в тылу новой военно-промышленной базы, основы которой были заложены еще в годы третьей пятилетки. Без созданных в предвоенные годы очагов промышленности на востоке с соответствующей инфраструктурой размещение эвакуированных предприятий на востоке вызвало бы еще большие трудности. Несмотря на все трудности, вызванные эвакуацией, предприятия, выведенные на восток сравнительно быстро, начали давать продукцию для фронта. К концу 1941 г. падение производства прекратилось, а к середине 1942 г. удалось полностью запустить все эвакуированное оборудование и обеспечить рост производства.
Следующей хозяйственной задачей первого года войны стала мобилизация промышленности и экономики в целом и перевод ее на военные рельсы. Это выражалось в сокращении производства мирной продукции и расширении военного производства на предприятиях, выпускавших гражданскую продукцию. При этом был использован опыт I мировой войны по кооперированию предприятий. К каждому военному заводу прикреплялись гражданские заводы - поставщики для выполнения доступных им работ. В 1942 г. военная продукция составили 80% всей промышленной продукции.
Для повышения оперативности работы по снабжению фронта техникой проводится перестройка отраслевой структуры, создаются новые наркоматы. 30 июня 1941 г. отменяется третий пятилетний план и утверждается Мобилизационный народнохозяйственный план. Это был один из первых документов по переводу экономики на нужды войны.
Военное положение предусматривало введение трудовой повинности. Отменялись отпуска и выходные дни, был установлен 11 часовой рабочий день, трудовые мобилизации, введены обязательные сверхурочные, строго нормированное распределение продуктов и т.д.
С начала войны резко обострилась кадровая проблема во всех секторах экономики. Мужчины уходили в армию. На их место становились женщины, старики и дети. Удельный вес женщин в промышленности вырос с 38% в 1940 г. до 53% в 1942 г., молодежи до 18 лет – с 6% в 1940 г до 25%. В сельском хозяйстве женщины составляли 80% от всех работающих. И тем не менее эти меры не воспринимались как принуждение. Люди сутками не уходили с производства. Росла производительность труда. Широкое распространение получили различные формы социалистического соревнования: работать за себя и за товарища, ушедшего на фронт, движение «двухсотников» и «трехсотников», т.е. людей выполнявших 2 и 3 нормы. Это был настоящий трудовой подвиг народа.
Все эти меры привели к тому, что промышленность не только была переведена на военные рельсы в кратчайшие сроки, но и к концу 1942 г. СССР по выпуску военной продукции превзошел Германию.
В тяжелом положении в связи с войной оказалось сельское хозяйство. Во-первых, на оккупированных территориях находились 47% посевных площадей. При этом следует иметь в виду, что это были основные зернопроизводящие районы страны, где производилась большая часть хлеба.
Во-вторых, из деревни на фронт ушло практически все здоровое мужское население. Бронь распространялась лишь на механизаторов. Следовательно, вся тяжесть труда легла на плечи женщин, стариков и подростков.
В-третьих, резко сократилась техническая база сельскохозяйственного производства. Трактора в годы войны не выпускались, а из тех, что были в МТС, значительная часть была мобилизована на военные нужды.
Интенсивность труда в колхозах резко повысилась. Даже в таких условиях в восточных районах посевные площади увеличились на 8-9%, что, конечно же, не могло компенсировать потерю пашни на западе. Практически весь урожай, за исключением семенного фонда, колхозы и совхозы сдавали государству. И, тем не менее, сборы зерновых резко сократились. В 1942 и 1943 гг. они составили всего 30 млн. т. Сократилось и поголовье крупного рогатого скота, овец, свиней.
Тем не менее, даже в таких сложных условиях колхозный строй и централизованная система карточного распределения продуктов позволили в самый тяжелый начальный период войны избежать тех трудностей со снабжением продовольствием армии и городов, которые имели место в годы I мировой войны. Конечно, карточная система обеспечивала городское население продуктами питания лишь в минимуме, но, тем не менее, этот минимум обеспечивался повсеместно. Сельское население жило в основном за счет приусадебных участков.
Централизованное карточное снабжение не могло полностью обеспечить потребности горожан в необходимых товарах. В связи с этим при крупных предприятиях были организованы ОРСы (отделы рабочего снабжения), которые изыскивали дополнительные источники снабжения, создавали подсобные хозяйства, где выращивали овощи, поросят и т.д.
Гражданам в пригородной зоне выделялись участки под огороды, продукция которых стала подспорьем для многих людей.
Часть продуктов и промтоваров можно было купить на рынках, однако уровень цен там был настолько высоким, что делал их недоступными для основной массы населения.
В 1944 г. были открыты «коммерческие» магазины, через которые государство продавало дополнительно к пайкам продукты и промтовары по повышенным ценам. В среднем «коммерческие цены» цены были выше пайковых в 5-6 раз. Эти магазины выполняли две функции. С одной стороны они сдерживали цены свободного рынка, с другой - они возвращали государству часть денег, количество которых выросло примерно в 4 раза в связи с бумажно-денежной эмиссией, с помощью которой государство покрывало часть расходов на оборону.
Какие еще были источники финансовых средств?
Были увеличены налоги с населения, введен военный налог, налог на холостяков и малосемейных, повышена ставка сельскохозяйственного налога. Была осуществлена подписка на четыре государственного займа. В целом поступления от населения в виде налогов и займов к 1945 г. выросли более чем в три раза по сравнению с 1940 г.
Довольно серьезным источником средств стал фонд обороны, куда граждане добровольно несли свои сбережения.
1943 г. стал переломным в области экономического развития. Все отрасли тяжелой промышленности имели прирост производства. Переход советских войск в наступление и освобождение западных районов страны поставило на повестку дня такую задачу как восстановление экономики районов, пострадавших от оккупации. Развернутой программой восстановления стало Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных oт немецкой оккупации» от 21 августа 1943 г.
Наряду с быстрым восстановлением промышленности прифронтовых районов начиналось возрождение освобожденных территорий. В 1943 г. на восстановление было направлено 3,9 млн. руб. К 1944 г. производство промышленной продукции в освобожденных районах выросло по сравнению с 1943 г. в 3 раза. Было восстановлено 1400 МТС, 1300 мастерских, более тысячи шахт, 30 электростанций и т.д.
С 1943 г. и до конца войны объем капиталовложений продолжал нарастать и в 1945 г. он составил 52 млрд. руб. Кроме того, по мере освобождения территории в процесс восстановления втягивались жители освобожденных областей.
В 1944 г. военное производство достигло высшей точки. Выпуск продукции цветной металлургии, химической промышленности, машиностроения, металлообработки превысил довоенный уровень. Эта тенденция сохранилась и в 1945 г.
Восстанавливалось и сельское хозяйство. К концу войны посевные площади составили 73% от довоенных. Были восстановлены 1800 совхозов, 3 тыс. МТС, почти 85 тыс. колхозов. Однако по официальным данным в 1945 г. страна получила лишь 60% довоенного количества сельскохозяйственной продукции.
Таким образом, жестко организованная советская экономика, централизованная система управления позволили сконцентрировать все силы и ресурсы страны на достижении всемирно-исторической победы над фашизмом.
Административно-командная система показала свою эффективность. Правда, эта эффективность проявлялась в экстремальной ситуации, но поскольку и форсированная индустриализация в довоенные годы несла во многом экстремальный характер, то административно-командные методы стали восприниматься как естественные и единственно правильные, способные обеспечить быстрое движение страны вперед. С этой точки зрения победа в войне безусловно укрепила позиции административно-командной системы.
Вторая мировая и Великая Отечественная война принесли огромные разрушения и потери. Прямой материальный ущерб превысил 1/3 национального богатства страны. Были разрушены 1710 городов и поселков, свыше 70 тыс. сел и 60 тыс. электростанций. Разорено свыше 100 тыс. колхозов, совхозов и МТС, выведено из строя 65 тыс. км железнодорожных путей, 4100 железнодорожных станций, 16 тыс. паровозов, 428 тыс. вагонов и т.д. и т.п. Заводы, шахты и фабрики, которые подлежали восстановлению, давали до войны 60% стали, 60% угля и т.д. На ¼ сократились посевные площади. Если в целом экономика страны была отброшена на 5-7 лет назад, то по технической вооруженности сельское хозяйство было откинуто к 20-м гг. Величина потерь Советского Союза была примерно такой же, как и потери всех Европейских стран вместе взятых.
Огромные потери мы понесли в области культуры и образования. Было разрушено 84 тыс. школ, вузов и техникумов, 43 тыс. библиотек, тысячи музеев. Безвозвратно пропали десятки, может быть и сотни тысяч картин, экспонатов, памятников культуры. Достаточно назвать такие памятники мирового значения как Новгород Великий, Петродворец, Пушкин, Ясная Поляна, Клинский музей Чайковского и др.
Однако самая большая и невосполнимая потеря – это люди. Прямые потери от войны составили 27 млн. человек. Кроме того, свыше 6 млн. человек составляли инвалиды и ограниченно годные. Свыше 1 млн. человек умерло от ран и контузий за первые 3-4 послевоенные года. Было выбито, по сути, целое поколение трудоспособных мужчин 1923-1927 гг. рождения. Для сравнения потери США составили 1% мужского населения. Массовый характер приняла беспризорщина, безотцовщина. Резко сократилась рождаемость, наметилось старение населения. 25 млн. человек в европейской части страны лишились своего крова.
Какие же задачи стояли перед страной и народом? Во-первых, провести конверсию существующего производства, т.е. перевести экономику на мирные рельсы и выпуск гражданской продукции. Во-вторых, было необходимо не только в кратчайшие сроки восстановить народное хозяйство, но и постараться превзойти довоенный уровень производства. Это была грандиозная по своей сложности задача, которая осложнялась еще целым рядом обстоятельств. Во-первых, практически сразу же после окончания второй мировой войны СССР был втянут в гонку вооружений. Необходимо было ликвидировать ядерную монополию США и тем самым предотвратить угрозу нападения на нас. В результате в послевоенные годы экономика в значительной степени продолжала носить милитаризованный характер. Если в 1945 г. доля военной продукции в общем объеме промышленного производства составляла примерно 74%, то спустя пять лет она сократилась ненамного, а по подсчетам ряда экономистов составляла 68%.
Во-вторых, серьезную проблему составляла демобилизация 12 млн. человек из армии. До 1947 г. было демобилизовано 8,5 млн. человек, к этой цифре необходимо прибавить еще 5 млн. репатриированных, которые вернулись после окончания войны. Многие из тех, кто возвращался в мирную жизнь, не имели никакой гражданской специальности, так как были призваны со школьной скамьи. Им нужно было помочь найти себя в новых условиях, обрести гражданские специальности, и, наконец, обеспечить крышей над головой.
В-третьих, серьезную проблему представляла борьба с возросшей преступностью, а также с националистическим движением в западных районах страны, которые лишь накануне ее вошли в состав СССР и где еще предстояло провести целый ряд экономических преобразований.
В-четвертых, значительные средства, так необходимые нам самим, уходили на помощь странам Восточной и Центральной Европы.
В-пятых, процесс восстановления совпадал с начальным этапом НТР (реактивная авиация, атомная промышленности, зарождение электроники и т.д.), вызванной войной, которая, безусловно, оказывала свое влияние и на гражданское производство и требовала существенных изменений в подходах к управлению экономикой.
Казалось бы, для таких изменений время было достаточно благоприятное. В экономическом отношении война привела к некоторому ограничению волюнтаристской практики. Она показала, что созданным в предвоенные годы огромным промышленным потенциалом трудно эффективно управлять из одного центра. Из Москвы невозможно было учесть все проблемы кооперации между заводами и фабриками. Все это требовало большей самостоятельности для руководителей на местах при принятии оперативных решений.
Непосредственно перед войной и в годы войны на важнейшие государственные и народнохозяйственные должности выдвигалась новая генерация руководителей. В отличие от «старой» сталинской гвардии это были не только талантливые организаторы, но и компетентные профессионалы, многие из которых понимали, что наряду с проблемами восстановления страны придется решать задачи, связанные с подготовкой условий для перехода от индустриального к научно-индустриальному производству. Это означало усложнение технологических, экономических и других связей, резко поднимало значение человеческого фактора на производстве и т.д. и т.п. Многие из этих «новых» руководителей не только понимали необходимость перемен, но и не боялись принять ответственность за их проведение.
Кроме того, следовало иметь в виду, что с войны пришел другой человек. Советские солдаты прошли пол-Европы и видели тамошний уровень жизни. Эти люди на многое смотрели теперь по-другому, критически. Они не могли не задавать хотя бы себе вопросы: «Кто виноват в таком начале войны?», «Все ли так хорошо у нас и не нужны ли перемены?»
Таким образом, сама объективная необходимость реформ как бы дополнялась ожиданием реформ «снизу» и наличием определенного реформаторского потенциала «сверху».
Почему же изменения в экономической политике не произошло?
Среди сторонников более сбалансированного уравновешенного экономического развития и некоторого смягчения волюнтаристских методов и сверхцентрализации были такие разные люди как секретарь ЦК ВКП(б) Жданов, председатель Госплана Вознесенский, первый секретарь Курского обкома Доронин, председатель Совета Министров РСФСР Родионов и др. По их мнению в новых международных условиях у СССР существует возможность для маневра. Он мог выступить в роли рынка сбыта для экономики капиталистических стран, которые, как они считали, будут охвачены кризисом. В этих условиях можно несколько ослабить темпы развития тяжелой промышленности и за счет этого подтянуть остальные секторы. Кроме того, часть из них, такие как первый секретарь Ленинградского обкома и горкома Попков, Родионов, Вознесенский и др. выступали за некоторое ослабление централизации и расширение горизонтальных связей предприятий.
Однако «старая» часть руководства (Хрущев, Берия, Маленков и др.) опасаясь возвышения «молодежи» и, считая, что реформы в экономике подорвут саму административную систему, воспользовавшись смертью Жданова и плохим урожаем 1946 г., развернули кампанию за ужесточение контроля и централизации в управлении, сумели убедить Сталина в необходимости возврата к модели 30-х гг.
Одним из негативных последствий такого развития событий явился разгром таких научных направлений как генетика, осуждение как идеалистической науки – кибернетики и т.д. В результате страна позже чем Запад начала переход от индустриальной фазы к научно- индустриальной фазе развития. Только в физике да некоторых других отраслях науки и производства, связанных с ВПК, ситуация несколько отличалась.
В целом же восстановление экономики после войны пошло по накатанным рельсам 30-х гг.
Перестройка на мирный лад началась с ликвидации чрезвычайных органов управления. Был упразднен ГКО, а его функции переходили к СНК, ликвидирован ряд военных министерств, отменены обязательные сверхурочные, восстановлен 8-часовой рабочий день, выходные, оплачиваемые отпуска.
Был отменен военный налог, который платило все население.
Началось восстановление довоенных пропорций в экономике и перевод предприятий на выпуск гражданской продукции. Конверсия, однако, носила частичный характер. Параллельно с сокращением выпуска традиционных вооружений и боеприпасов шла модернизация военно-промышленного комплекса и армии. Разрабатывались новые виды оружия: в сентябре 1949 г. была взорвана атомная бомба, а в августе 1953 г. – водородная, проходил переход авиации на реактивные самолеты; полным ходом шли работы над созданием ракетного оружия и т.д. В августе 1945 г. Госплану СССР было поручено подготовить проект плана восстановления и развития народного хозяйства и соответствующий госбюджет, в котором предусматривалось сокращение военных расходов и, наоборот, увеличение расходов на выпуск гражданской продукции и социально-экономические нужды.
В марте 1946 г. Верховный Совет СССР утвердил четвертый пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг.
Важной особенностью плана была низкая исходная база в связи с потерями, понесенными в войне. Валовая продукция СССР в 1945 г. составила 60% от довоенного уровня. Производство некоторых видов гражданской промышленной продукции снизилось к 1945 г. до уровня конца 1920-1930 гг., а сельского хозяйства в целом – ниже уровня 1913 г. По производству многих товаров широкого потребления СССР находился на дореволюционном уровне.
По-прежнему приоритет отдавался производству средств производства – тяжелой и оборонной промышленности, металлургии, топливно-энергетическому комплексу, металлообработке. Легкая и пищевая промышленность продолжали финансироваться по остаточному принципу.
На какие источники могло рассчитывать государство в деле восстановления промышленности?
Во-первых, на потенциал директивно-плановой экономики, которая продолжала носить мобилизационный характер. Миллионы людей в организованном порядке направлялись на восстановление первоочередных объектов и строительство новых предприятий. Административно-командная система могла достаточно быстро аккумулировать материальные, людские и финансовые средства в одних секторах экономики за счет других, перебрасывать их по мере необходимости.
Во-вторых, важнейшим источником восстановления стал массовый трудовой энтузиазм людей, которые понимали, что только их труд поможет стране залечить военные раны.
В-третьих, источником поступления основных средств оставалась деревня. За счет неэквивалентного обмена между городом и деревней, введения в 1946 г. сельскохозяйственного налога, по которому крестьяне должны были платить за приусадебные участки и сдавать государству продукты, из деревни удавалось выколачивать необходимые денежные и материальные ресурсы. Кроме того, через систему организованного набора изымалась и часть людских ресурсов.
В-четвертых, важным источником финансирования восстановления были репарации, полученные с Германии. Они составили 4,3 млрд. дол. Из Германии в нашу страну поступало оборудование, которое шло на разрушенные заводы.
В-пятых – на восстановительных работах использовался дешевый труд немецких и японских военнопленных, а также заключенных ГУЛАГа.
В-шестых, к числу источников восстановления можно отнести и ежегодные государственные займы у населения. Каждый год граждане должны были подписываться на госзаймы на 1-1,5 месячную заработную плату. Всего за 1946-1956 гг. было размещено 11 займов.
Все это позволяло рассчитывать на быстрое восстановление промышленного потенциала страны.
В отличие от процесса восстановления после гражданской войны теперь не нужно было восстанавливать всю промышленность. Стоимость основных фондов промышленности в 1946 г. по официальным данным была равна довоенной. На востоке страны было построено почти столько же предприятий, сколько было разрушено на западе. Теперь восстановление освобожденных районов шло с опорой на промышленные мощности востока страны. Процесс восстановления как бы распадался на три составные части: восстановление разрушенного в районах, подвергшихся оккупации, конверсия части предприятий и возвращение на старые места части эвакуированных заводов и фабрик.
Из-за относительной нехватки рабочей силы в связи с сокращением активного населения на одну пятую, перед промышленностью как и в годы первых пятилеток встала проблема массовой подготовки квалифицированных рабочих. Из 7 млн. новых рабочих, пришедших на заводы, фабрики и стройки, примерно 60% были выходцы из деревни. Однако, опираясь на опыт предвоенных лет и созданную систему ФЗУ эта проблема успешно решалась.
Параллельно с этим довольно успешно шла подготовка специалистов высшей и средней квалификации. За 1947-1953 гг. более 4 млн. человек получили высшее и среднее специальное образование. Из них 1,5 млн. составляли квалифицированные рабочие.
В целом за четвертую пятилетку было восстановлено и построено вновь более 6 тыс. крупных промышленных предприятий. В кратчайшие сроки были восстановлены такие промышленные гиганты как Днепрогэс, Запорожсталь, Новороссийские цементные заводы и т.д. Строили и новые предприятия. Так, в эти годы начал работать свинцово-цинковый комбинат в Усть-Каменогорске, автомобильный завод в Кутаиси и др.
По официальным данным довоенный уровень промышленного производства был восстановлен в 1948 г., а в 1950 г. промышленность произвела продукции на 22% больше чем в 1940 г. Однако по расчетам некоторых современных исследователей довоенный уровень национального дохода был восстановлен только к 1950 г. При этом основное внимание по-прежнему уделялось тяжелой промышленности. За период с 1946 г. по 1953 г. ее доля в валовом национальном продукте выросла с 38% до 44%. Развитию же отраслей группы «Б» отводилась второстепенная роль. За годы четвертой пятилетки производство потребительских товаров так и не достигло довоенного уровня. Еще сложнее положение было с сельским хозяйством. В 1945 г. валовый объем сельскохозяйственного производства составлял лишь 60% от довоенного уровня. Ситуация усугублялась засухой 1946 г., которая охватила основные сельскохозяйственные районы страны: Молдавию, Нижнее Поволжье, ЦЧО, Крым, Украину.
Трудности первых послевоенных лет усугубились и огромными потерями, которые понесло сельское хозяйство. Было разорено 98 тыс. колхозов и 1876 совхозов. Оккупанты изъяли миллионы голов скота, почти полностью лишили село тягловой силы. Резко сократилось количество трудоспособных – почти на 1/3. За годы войны значительные земельные площади, около 10 млн. га, по разным причинам были изъяты у колхозов. Задолженность различных организаций колхозам составила к сентябрю 1946 г. 383 млн. рублей.
Как видно из приведенных данных восстановление сельского хозяйства шло в крайне трудных условиях. Тем не менее, благодаря помощи государства, колхозов восточных районов в кратчайшие сроки восстанавливались МТС. Колхозы и совхозы получали помощь скотом и семенами.
Быстро налаживалось производство тракторов, сельскохозяйственной техники и машин. За пятилетие сельское хозяйство получило 536 тыс. тракторов, 93 тыс. комбайнов, и много другой техники.
Постановлением Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) 1946 года колхозам была возвращена большая часть отчужденных у них в годы войны земель.
Однако, несмотря на принимаемые меры, положение дел в сельском хозяйстве оставалось тяжелым. Государство, уделяя основное внимание промышленности, вкладывало в сельское хозяйство недостаточные средства. Так, за четвертую пятилетку ассигнования в этот сектор экономики составили 16% от общего числа средств, вложенных в народное хозяйство. Все это, естественно, сказывалось на темпах восстановления. Мы уже отмечали, что сдерживающим фактором являлся и неэквивалентный обмен между городом и деревней, который выражался в низких закупочных ценах, в обложении крестьянских хозяйств сельскохозяйственным налогом и др.
Любые, даже самые робкие предложения по смягчению командного давления на колхозы и введению внутри хозяйств элементов хозрасчета и материальной заинтересованности колхозников неизменно отвергались. Так было, например, с предложением члена Политбюро А.А. Андреева, отвечавшего в ЦК за сельское хозяйство. Он предложил широко распространить в качестве основной трудовой единицы небольшие звенья (которые фактически являлись семейными). Последние должны были в перспективе перейти на самоокупаемость, получив право реализовывать свою продукцию. Эта инициатива была осуждена как неправильная, препятствующая механизации сельскохозяйственного производства и отвергнута.
Государство пыталось повысить отдачу от сельскохозяйственного сектора с помощью административных мер. Так, в 1947 г. была подтверждена обязательная выработка минимума трудодней. Усилился контроль над хозяйствами со стороны МТС.
В конце 40 – начале 50 гг. было проведено укрупнение колхозов с целью усиления процесса механизации сельскохозяйственного производства. В результате их число сократилось с 237 тыс. до 93 тыс.
Несмотря на все меры по подъему сельского хозяйства, его развитие шло крайне медленно. Даже в относительно благоприятном 1952 г. валовый сбор зерна не достиг уровня 1940 г. На низком уровне оставалась урожайность зерновых, медленно восстанавливалось животноводство.
Даже в таких тяжелых условиях, несмотря на нехватку средств, государство стремилось проводить социальную политику по улучшению положения трудящихся. Несмотря на все трудности послевоенных лет начала решаться жилищная проблема. За счет государства в городах и рабочих поселках были восстановлены и построены жилые дома общей площадью свыше 100 млн. кв. м. Параллельно с этим шло индивидуальное строительство в городе и на селе. В сельской местности за эти годы было выстроено 2,7 млн. жилых домов. Разумеется, этого было недостаточно, и нехватка жилья не могла быть ликвидирована. К началу 50-х гг. на одного городского жителя приходилось 5,1 кв.м.
До конца 1947 г. в стране сохранялась карточная система на продукты питания и промтовары. В конце 1947 г. она была отменена. Перед ее отменой правительство установило единые цены на продукты питания (взамен «карточных» и коммерческих цен), которые были в 3 раза выше, чем в 1940 г.
В это же время была проведена денежная реформа, цель которой – сбалансировать финансовую систему. Эмиссия в годы войны и сокращение розничного товарооборота привели к тому, что на руках у населения скопилось большое количество денег, не обеспеченных товарной массой. Покупательная способность денег упала.
14 декабря 1947 г. было объявлено о начале реформы, которая должна была пройти в течение недели. Обмен проходил по курсу 10:1, т.е. за десять «старых» рублей давался один «новый». Для тех, кто держал деньги на сберкнижках, обмен был льготным. Вклады до 3 тыс. рублей обменивались 1:1. Сумма вкладов от 3 до 10 тыс. обменивались из расчета 3:2, а свыше 10 тыс. – 2:1.
От реформы в основном пострадали сельские жители, которые хранили свои сбережения дома и боялись их задекларировать при обмене. По оценкам ряда исследователей в общей сложности примерно 1/3 часть денежной массы вообще не была предъявлена к обмену. В целом реформа носила конфискационный характер.
Отмена карточной системы и повышение розничных цен позволили правительству сразу же после всех финансовых реформ объявить о политике снижения цен, которое проходило ежегодно. Это позволило создать впечатление о постоянном повышении жизненного уровня. Однако даже после всех снижений в 1947-1953 гг. уровень цен оставался выше довоенных.
И, тем не менее, несмотря на все трудности восстановления и противоречия экономической политики, страна успешно залечивала военные раны. По-прежнему опережающими темпами продолжала развиваться тяжелая промышленность (этот курс был продолжен и в директивах пятилетнего плана).
Медленно, но все же восстанавливалась и набирала обороты легкая и пищевая промышленность, постепенно залечивало свои раны село. Страна продолжала свое развитие. Однако целый ряд проблем, не получивших разрешения и загнанных вглубь, начинали оказывать сдерживающее влияние на экономическое развитие страны. Административно-командная система, которая демонстрировала свою относительную эффективность в период форсированной индустриализации, в чрезвычайных условиях войны и восстановления, в нормальных, мирных условиях все больше изживала себя. Становилось ясно, что страна нуждается в реформировании. Первые попытки реорганизации административно-командной системы были предприняты в 1953-64 гг.




Метки: История России

Вы читаете » "Административно-плановая экономика в чрезвычайных условиях войны и восстановления"

Статьи по теме:

Почему были необходимы реформы
СССР в годы ВОВ
Влияние на правительство и администрацию
Предварительные исторические сведения
ИЗМЕНЕНИЯ В ХОЗЯЙСТВЕ И КУЛЬТУРЕ В НЕОЛИТИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ
Архивы ↓

Rambler's Top100