«Тоталитаризм» для внутреннего употребления

18 Май 2009 | написал lesha


Естественным следствием политического использования цивилизационного подхода было возникновение и развитие понятия «тоталитаризм». Западные теоретики в конце 20-х годов приспособили для своих нужд термин Б. Муссолини.
Понятие «тоталитаризм» обозначало «образ врага», антилиберальные течения, системы. Американский и английский истеблишмент считали их либо порождением иных цивилизаций, либо следствием действий мерзких личностей. В «цивилизациях» врагов в наибольшей степени проявили себя ненавистные крупному капиталу тенденции, прежде всего государственное регулирование экономики. Абсолютизация государственного регулирования противником была на первых порах аргументом для недопущения систематического регулирования общественных отношений в либеральных обществах.
Соответственно, теория тоталитаризма обслуживала внутриполитические интересы праволиберальных сил западного мира в условиях острого соперничества с государственными структурами за ту степень экономической свободы, которую общество после мирового кризиса уже не могло предоставить монополиям. В духе теории заговора правые силы переносили источник «тоталитарной заразы» в государства-соперники и обвиняли в «предательстве» и «продажности» своих внутриполитических оппонентов. В результате сторонники теории были освобождены от необходимости проводить действительно научный анализ процессов, протекающих как в самих либеральных демократиях, так и в «социалистическом» мире, использовали термин «тоталитаризм» в пропагандистских целях. Особую убедительность теоретическим построениям правых придавал развязанный в государствах-противниках террор. Намеренно отождествляя СССР и нацистскую Германию, западные исследователи заявляли, что важнейшей задачей «тоталитарного режима» было воспитание нового поколения людей для проведения агрессивной политики.
После Второй мировой войны концепцию тоталитаризма взяло на вооружение правительство США, в котором возобладали правые силы. Ее функции расширились: концепция стала средством сплочения государств запада на антикоммунистической основе.
Х. Арендт, К. Фридрих и З. Бжезинский в 1950-х годах модернизировали термин для глобальной дискредитации вражеской «цивилизации» в период холодной войны. Их, как и многих других, мнение сводилось к тому, что состояние тоталитаризма было-де внутренне присуще «социалистическому обществу», а для Запада, памятуя о деятельности сенатора Д. Маккарти, аберрацией. Угнетая миллиарды людей в колониях и зависимых странах, проводя в отношении ряда народов политику геноцида, западные лидеры и их пропагандисты лицемерно рыдали по поводу загубленных жизней в советском ГУЛАГе.
В 70-80-е годы западные исследователи неоднократно подчеркивали гносеологическую ограниченность теории тоталитаризма применительно к СССР. Ч.Джонсон, У.Уэлш, Г.Гласснер отмечали, что «тоталитарная модель» исключает идею развития советского общества и делает невозможным дальнейшее исследование его различных сфер. Дж. Хаф указал на серьезное противоречие в построениях кремленологов: советская система изображается как окостеневшая, в этом якобы заинтересована советская элита, но эта же элита пытается преобразовать общество и переделать человека. Т. Джонс подчеркнул эклектичность тоталитарной концепции. А. Инкельс обратил внимание на невозможность объяснить с точки зрения тоталитарной модели «источники общественной поддержки существующей в СССР власти». А.Куин совершенно справедливо констатировал, что целиком контролируемых или неконтролируемых общественных систем не бывает, а социолог Т. Боттомор заявил о невозможности целиком сформировать такую личность, которая требуется для полного господства тоталитарного режима .
По мере нарастания в странах Запада во второй половине ХХ века государственно-монополистических тенденций исследователи подмечали все больший изоморфизм так называемых коммунистических и либеральных государств. Термин «тоталитаризм» все больше становился анархонизмом. Для описания политических процессов в СССР было достаточно применяемых в исторической науке и политологии терминов: политическая система, политический режим, политические интересы, диктатура определенного класса и т.п. Начала подтверждаться гипотеза Ф. Поллока, выдвинутая в 30-е годы, о возникновении нового типа авторитаризма в СССР, стране государственного капитализма, и США, государстве «интервенционистского» типа . Получила распространение теория конвергенции, а концепция тоталитаризма все больше подвергалась критике. Однако правящие слои общества не торопились списывать ее со счетов: им претила мысль о каком бы то ни было сходстве политических систем. Новый импульс концепция получила во время консервативной волны конца 70-х – начала 80-х годов, а затем после распада СССР.
Живучесть концепции тоталитаризма обусловлена, по мнению ряда западных историков, давлением на них сформированных в годы холодной войны структур массового сознания, отсутствием у противников иных объяснений и категорий. Второе объяснение не выдерживает критики, другие теории и мнения приведены в литературе . Уязвим и первый тезис. Конечно, общественное сознание имеет определенную инерцию, но длительное сохранение дефиниций периода холодной войны в новом мире возможно только благодаря деятельности связанных с правительствами консервативных кругов, для которых закон Джексона-Вэника и сегодня является истиной. Подобные «истины» приносят хорошие деньги и служат материальной основой праволиберальной одухотворенности.
Односторонность является свидетельством тупика, в который зашли последователи модели «тоталитаризма», их зависимости от правящих групп и консервативных обывательских настроений. В итоге дискуссия о тоталитаризме была сведена к попытке применить термин только к советскому обществу сталинского времени.




Метки: История России

Вы читаете » "«Тоталитаризм» для внутреннего употребления"

Статьи по теме:

Победа национальной армии и избрание на царство Михаила Романова (1612 1613 гг.)
Думская монархия
Постмодернистский пессимизм сторонников «подхода»
Военная реформа
Социальные изменения
Архивы ↓

Rambler's Top100