Путь к власти С.Ю. Витте

19 Май 2009 | написал lesha


17 июня 1849 г. в Тифлисе в семье крупного провинциального чиновника Юлия Федоровича Витте появился на свет третий сын, которого окрестили Сергеем. Он родился в семье, в которой уживались прямо противоположные начала. Предки будущего государственного деятеля по отцовской линии вышли из Голландии и переселились в Прибалтику, когда она еще принадлежала шведам. Потомственное дворянство они получили в середине XIX века. Сергей больше гордился тем, что его родословная по линии матери велась от сподвижников Петра I — князей Долгоруких.
С.Ю. Витте писал об этом: «Отец мой, Юлий Федорович Витте, был директором де¬партамента государственных имуществ на Кавказе. Мать, Екатерина Андреевна Фадеева, — дочь члена главного управления наместника кавказского Фадеева. Фадеев был женат на княжне Елене Павловне Долгорукой, последней из старшей отрасли князей Долгоруких, происходящей от Григория Федоровича Долгорукова, сенатора при Петре I, брата знаменитого Якова Федоровича Долгорукова».
Отец заведовал департаментом государственных имуществ, а позднее — департаментом земледелия и сельского хозяйства при наместнике Кавказа. Членом главного управления наместника края был и его дед по матери А. М.. Фадеев, в прошлом саратовский губернатор. Раннее знакомство с бюрократической средой не оставило в сознании Сергея приятных впечатлений. Став студентом, он говорил, что никогда не заменит свободную ученую профессию должностью чиновника.
Семья Витте была, по удачной характеристике одного из его биографов, ультра-русской и ультра-дворянской. Следовало бы еще добавить: ультра-монархической. Сергей, по собственному признанию, вполне унаследовал эти черты. Заметное влияние на его мировоззрение и характер оказал дядя генерал Р. А.. Фадеев — военный историк и публицист, человек отнюдь не прогрессивных взглядов, но образованный, обладавший писательским даром. Общение с ним пробудило в Витте интерес к армии, впрочем, не ставший, как у старшего брата, преобладающим, и, что более важно, обнаружило публицистическую жилку. Позднее оно послужило также стимулом к его сближению, правда, кратковременному, со славянофилами.
Сергей получил типично дворянское воспитание. В семье, где росло пятеро детей, старались говорить по-французски, так что все они усвоили этот язык с детства и могли бегло говорить на нем, хотя с далеко не идеальным произношением.



Начатки образования трем сыновьям Витте дала бабушка Е.П. Фадеева. Она научила их читать и писать, а также привила основы православной религии. Так СЮ. Витте писал о свой бабушке в «Воспоминаниях»: «Елена Павловна была совершенно из ряда вон выходящая женщина по тому времени в смысле своего образования; она очень любила природу и весьма усердно занималась ботаникой. Будучи на Кавказе, она составила громадную коллекцию кавказской флоры с описанием всех растений и научным их определением. Вся эта коллекция и весь труд Елены Павловны были подарены наследниками ее в Новороссийский университет. Бабушка научила нас читать, писать и внедрила в нас основы религиозности и догматы нашей православной церкви. Я не помню ее иначе, как сидящей в кресле вследствие полученного ею паралича. Бабушка умерла, когда мне было лет 10 — 12. Мой дедушка Фадеев находился под ее нравственным обаянием, так что главою семейства была всегда Фадеева-Долгорукая. Дедушка женился на ней, будучи молодым чиновником: где он с нею познакомился — я не знаю, но знаю, что родители моей бабушки жили в Пензенской губернии; они были дворяне Пензенской губернии» .

В дальнейшем домашнее образование продолжалось с помощью нанятых учителей из тифлисской гимназии. Сергей и Борис занимались учебными предметами несерьезно, больше увлекаясь музыкой, верховой ездой и фехтованием. Такое отношение к учебе, по-видимому, послужило причиной их неудачи при первой попытке поступить в университет. Не помогла и родственная протекция. После этого Сергей, что называется, сам взялся за ум и сумел повлиять на брата. Через полгода усидчивой работы с учителями они успешно сдали выпускной гимназический экзамен в Кишиневе, а в 1866 году поступили в Новороссийский университет в Одессе. Сергей в соответствии с наклонностями избрал физико-математический факультет, а Борис — юридический, так что их дальнейшие пути разошлись.
Учился Витте с завидной прилежностью, выделяясь среди товарищей и поражая успехами профессоров. «...Я занимался и днём, и ночью, — вспоминал он, — и поэтому всё время пребывания моего в университете я действительно был в смысле знаний самым лучшим студентом»1. Он думал о научно-преподавательской карьере и, заканчивая университетский курс, подготовил диссертацию по высшей математике «Выяснение понятий о пределах».
Но здесь его поджидало серьезное разочарование. Диссертация была признана неудачной. Правда, профессора и ректор убеждали способного выпускника не оставлять мысли о карьере в научно-педагогическом мире. Однако сам он предпочел навсегда отказаться от профессорского будущего.
В решении Витте сыграли свою роль также семейные обстоятельства. В годы его учения в университете умерли дед и отец, которому было всего около 50. При жизни они неудачно поместили деньги в компанию Чиатурских копей, потерпевшую крах, так что семья осталась без средств к существованию. Сергею надлежало взять на себя часть забот о матери и двух сестрах. В семье неприязненно относились к его идее насчет профессуры, считая ее недворянским делом в отличие от государственной службы, которая может дать прочное положение в обществе. Тогдашний министр путей сообщений граф В. А. Бобринский, знакомый Р. А. Фадеева, как раз хотел набрать на службу в свое ведомство группу выпускников университетов, рассчитывая сделать из них специалистов по административной и финансовой части железнодорожного дела. Витте заинтересовала эта перспектива.
Витте вступил на службу в управление Одесской ветви Юго-Западных железных дорог. Карьеру он начал, прямо говоря, способом, совершенно необычным для молодого человека со связями. Витте, кандидат математики, начал кассиром билетной кассы, затем прошел все остальные ступени, изучая дело в мельчайших подробностях. Витте досконально изучил все детали нового для себя дела и быстро зарекомендовал себя ценным работником. Вскоре он сделался одним из ближайших сотрудников директора Русского общества пароходства и торговли Н.М. Чихачева, в ведение которого в то время поступила и Одесская железная дорога. Должность начальника движения, которую Витте исполнил в продолжение всей последней турецкой войны, доставила ему репутацию распорядительного администратора. В 1879 г. Витте занял место начальника отделения эксплуатации в правлении Юго-Западных железных дорог и принял участие в трудах железнодорожной комиссии под председательством графа Баранова, был составителем одного из томов «Трудов Комиссии» («История и деятельность съездов представителей русских железных дорог») и проекта «Общего устава Российских железных дорог». С 1886 по 1888 г. состоял управляющим Юго-Западных железных дорог. Мысль о выдаче ссуд под хлебные грузы впервые применена на практике Юго-Западными дорогами по инициативе Витте. Когда при Министерстве финансов в 1888 г. образованы были новые тарифные учреждения, Витте был назначен директором департамента железнодорожных дел и председателем тарифного комитета.

Сослуживцы вспоминали: "Казалось, будто он обладает каким-то волшебным жезлом, который ему указывает, каким образом можно увеличить доходность товарной службы"1. Его коньком стали железнодорожные тарифы; обладая математическими способностями, он помнил наизусть целые таблицы цифр и впоследствии написал исследование об основных принципах формирования тарифов. За пятнадцать лет Витте поднялся по служебной лестнице до управляющего. Он стал высокооплачиваемым "менеджером", пользовался весом в деловом мире Киева, где располагалось управление дороги, ему был предоставлен роскошный особняк в самом аристократическом районе Киева напротив дворца генерал-губернатора. Его будущее кажется раз и навсегда определенным.
Но, одолев эту вершину, Витте начал осознавать, что частнопредпринимательское поприще узко для его неуемной энергии. Он задумывается над теоретическими проблемами, обращается к трудам классиков политической экономии, и, наконец, в 1889 г. публикует книгу "Национальная экономия и Фридрих Лист". Если задуматься над вопросом, чем привлек Витте малоизвестный немецкий экономист Ф. Лист, то ответ, очевидно, заключается в том, что Витте увидел в его учении отражение собственных мыслей. В те годы Витте по своим убеждениям был славянофилом (даже сотрудничал в славянофильских органах печати), то есть считал, что России уготован совершенно самобытный путь. В теории Листа как раз уделялось внимание национальным особенностям экономических систем. Пропагандируя учение Листа, Витте подчеркивал, что не отрицает выводов Адама Смита и Давида Рикардо. Однако, по его мнению творцы классической политической экономии создали науку, которую было бы правильнее назвать не политической, а космополитической экономией. Между тем сама жизнь ежедневно опровергает универсальность их аксиом, факты доказывают, что у каждой национальной экономики есть свой, во многом уникальный путь. Витте изумлялся доктринерам, намеревавшимся проводить реформы с помощью учебников политической экономики. "Мы, русские, - с сарказмом писал он, - в области политической экономии, конечно, шли на буксире Запада, а потому при царствовавшем в России в последние десятилетия беспочвенном космополитизме нет ничего удивительного, что у нас значение законов политической экономии и житейское их понимание приняли нелепое направление. Наши экономисты возымели мысль кроить экономическую жизнь Российской империи по рецептам космополитической экономики. Результаты этой кройки налицо". Главный вывод Витте состоял в том, что общие экономические принципы непременно должны "получить видоизменение, соответствующее различным национальным условиям" .
Экономические воззрения управляющего частной железной дорогой, изложенные в небольшой брошюре о немецком экономисте первой половины XIX в., не имели бы никакого значения, если бы не одно обстоятельство. Буквально через несколько месяцев после того, как Витте счел необходимым систематизировать свои взгляды, он начал свою государственную деятельность, и его экономическое кредо вскоре легло в основу правительственной политики. Резкий поворот в карьере Витте во многом произошел благодаря случайности. В качестве управляющего юго-западной железной дорогой он имел дерзость ограничить скорость движения царского поезда, вызвав возмущение придворных. На других дорогах управляющие были менее строптивыми, и поезд гоняли с бешеной скоростью до тех пор, пока близ станции Борки не произошло крушение. Императора Александра III спасла только его колоссальная сила, позволившая ему удержать на плечах крышу вагона. Тогда-то и вспомнили о предупреждении Витте, что "государю непременно сломают голову".

В марте 1889 г. Витте был назначен директором департамента железнодорожных дел и вопреки всем канонам Табели о рангах сразу произведен в чин действительного статского советника.
При назначении на эту должность Витте имел личную беседу с государем. Александр III, знавший его скромное материальное положение и его способности, распорядился выплачивать ему помимо штатного казенного оклада еще один, такой же, из средств императорской фамилии. Это был довольно редкий случай подобной материальной поддержки чиновника, более того такого уровня.
Витте, оказавшись в столице, сразу понял, что дальнейший карьерный рост зависит от его способностей и умения поставить себя. Но он верил до конца в собственную путеводную звезду и не сомневался в конечном успехе своего появления на «столичной сцене». Зная при этом, что ни какими-то влиятельными родственными связями при дворе он не располагает.





Метки: История России

Вы читаете » "Путь к власти С.Ю. Витте"

Статьи по теме:

Обряды и ритуальные действия
РЕФОРМЫ ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII В
ЗАПАД
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 Г. ЗАГРАНИЧНЫЙ ПОХОД РУССКОЙ АРМИИ (1813 – 1814 ГГ.): МЕСТО В ИСТОРИИ РОССИИ
Правление Лжедмитрия I
Архивы ↓

Rambler's Top100