Николай II и Государственная Дума

18 Май 2009 | написал lesha


а) «Первая российская конституция»
События, развернувшиеся в конце 1905 ― начале 1906 г., отнюдь не способствовали улучшению взаимоотношений между правительством и демократической общественностью.
Нельзя сказать, что правительство не пыталось сделать ничего в духе обещаний Манифеста 17 октября. 27 ноября были изданы «временные правила» о печати, отменявшие предварительную цензуру и право властей налагать административные взыскания на периодические издания. 4 марта 1906 г. появились «временные правила» об обществах и союзах. Сами эти правила были довольно либеральны. В тот же день вышли «временные правила» о публичных собраниях.
Главной целью правительства при издании всех этих правил было ввести хоть в какие-то рамки пользование политическими свободами, которое с начала революции осуществлялось русским обществом «явочным порядком», стихийно и без всяких ограничений.
По ходу дела вводились новые ограничения, прямо противоречащие только что принятым правилам. 13 февраля 1906 г. был издан весьма расплывчатый закон, согласно которому можно было подвергнуть преследованию любое лицо, виновное в «антиправительственной пропаганде». Указом 18 марта были введены новые «временные правила» о печати. Издание этих правил, как говорилось в указе, было вызвано тем, что прежние правила «оказываются недостаточны для борьбы с нарушителями предписанных требований». Новые правила фактически восстанавливали предварительную цензуру. В полном объеме продолжало действовать и «Временное положение» 1881 г. об усиленной и чрезвычайной охране, ставившее пользование всеми правами и свободами, провозглашенными в Манифесте 17 октября, в полную зависимость от усмотрения начальства.
Не мог удовлетворить общественность и новый избирательный закон, изданный 11 декабря 1905 г. Хоть он и допускал к выборам значительное число граждан, отстраненных от них по первому избирательному закону, и делал выборы почти всеобщими, но они оставались многоступенчатыми и очень непропорциональными для различных слоев населения.
Вопрос о том, кто и в чью пользу будет вырабатывать конституцию, решился в ходе вооруженного противостояния правительства и революционеров в декабре 1905 — январе 1906 г. Правительство одержало победу и считало возможным диктовать своп условия. Поэтому было сделано все, чтобы свести к минимуму влияние будущей Думы на принятие решений, сохранить как можно больше от самодержавия.
Новые «Основные государственные законы» Российской Империи были обнародованы 23 апреля 1906 г. Вся исполнительная власть сохранялась за императором. Он назначал и смещал министров по своему усмотрению. Исключительное право вести международные дела, объявлять войну и заключать мир, вводить военное положение и объявлять амнистию также принадлежало царю.
Что касается власти законодательной, то она теперь распределялась между монархом, Думой и преобразованным Государственным Советом. Это прежде чисто совещательное собрание пожизненно назначавшихся царем престарелых сановников указом 20 февраля было сделано наполовину выборным и превращено во вторую палату российского парламента, наделенную равными с Думой правами. Для вступления закона в силу теперь нужно было его одобрение обеими палатами и в последней инстанции — монархом. Каждый из трех мог полностью заблокировать любой законопроект.
Таким образом, царь не мог теперь издавать законы по своему усмотрению, но его право вето носило абсолютный характер.
Законодательные палаты должны были созываться ежегодно указами императора. Продолжительность их занятий и сроки перерыва определялись царем. Царь мог вообще распустить Думу в любое время до истечения пятилетнего срока ее полномочий.
Особую важность приобрела впоследствии статья 87-я Основных законов. По ней в перерывах между сессиями Думы в случае чрезвычайных, не терпящих отлагательства обстоятельств царь мог издавать указы, имеющие силу закона.

б) I Государственная Дума
Дума собралась 27 апреля 1906 г. По желанию царя новая эра государственной жизни России должна была открыться торжественным образом. По этому случаю в Зимнем дворце был устроен прием членов обеих законодательных палат.
При входе в зал царской четы из рядов членов Государственного Совета раздалось громкое «ура». Из толпы депутатов Думы крикнули «ура» лишь несколько человек и сразу осеклись, не встретив поддержки.
В тронной речи Николай II приветствовал в лице депутатов «лучших людей», избранных народом по его повелению. Он обещал непоколебимо охранять дарованные им новые установления, говорил, что начинается эра обновления и возрождения Земли Русской, выразил уверенность, что депутаты отдадут этому делу все силы в единении с властью. Примирительная речь царя была, однако, встречена депутатами достаточно холодно.
Первый вопрос, ответ на который так хотели услышать и не услышали депутаты, касался политической амнистии. Второй вопрос, волновавший всех, можно назвать вопросом конституционным. И хоть никаких политических решений на первом — организационном — заседании Думы принято не было, вызов был брошен. Борьба началась. Столкновение с правительством стало неизбежным.
К началу 1906 г. в высших сферах уже смирились с неизбежностью отказа от столь дорогой их сердцу общины. Шла работа над проектами соответствующих постановлений. Но власть как всегда не поспевала за событиями. Страну захлестнула череда крестьянских бунтов и погромов. Движение разворачивалось под лозунгом уничтожения частной собственности на землю. На этих требованиях основывал свою программу Всероссийский Крестьянский союз. И именно при его поддержке была избрана в I Государственную Думу большая часть крестьянских депутатов, объединившихся затем во фракцию «трудовиков».
Дело, однако, было не только в многовековой обиде. Последний раз крестьян «обидели» сравнительно недавно — во время реформы 1861 г. Условия отмены крепостного права крестьяне считали вопиющей несправедливостью.
Условия реформы 1861 г. действительно были вызывающе тепличны для помещиков и неоправданно суровы для крестьян. Обида на эту несправедливость и рождала глухую враждебность в деревне.
При любой аграрной реформе дворяне должны были чем-то пожертвовать, поступиться своими интересами, да так, чтобы это было видно всем. Иного решения проблемы крестьянство не приняло бы.
Это понимали и постарались учесть в своей партийной программе кадеты. Отчуждаемая земля образовывала государственный земельный фонд, из которого должны были выделяться участки крестьянам, но не в собственность, а опять-таки в пользование.
8 мая кадеты представили Думе свой законопроект об аграрной реформе («проект 42-х»). 19 мая свой проект внесли и трудовики («проект 104-х»). Если по кадетскому проекту высокопродуктивные поместья, признанные имеющими общеполезное значение, сохранялись за владельцами, то по проекту трудовиков в общественный фонд поступали все частновладельческие земли, превышающие так называемую «трудовую норму», т. е. площадь, которую семья может обработать своими силами. Осуществлять аграрную реформу, согласно кадетскому проекту, должны были земельные комитеты, составленные на паритетных началах из представителей крестьян, помещиков и государства, согласно же проекту трудовиков — органами, избранными местным населением всеобщими и равными выборами. Вопрос о том, платить ли вообще помещикам выкуп, трудовики хотели передать для окончательного решения народу.
«Правительственное сообщение» было воспринято Думой как очередной вызов и унижение народного представительства. Дума решила ответить вызовом на вызов. На заседании 4 июля было решено обратиться к народу с «разъяснением», что она — Дума — от принципа принудительного отчуждения не отступит и заблокирует любой законопроект, этот принцип не включающий. Тон окончательного варианта текста, принятого 6 июля, был несколько смягчен, но суть осталась та же.
В результате обмена «разъяснениями» по аграрному вопросу конфликт между правительством и Думой принял угрожающий характер. Правительство однозначно восприняло обращение Думы к населению как прямой призыв захватывать помещичьи земли.
Николай II давно уже хотел разогнать бунтарскую Думу, но решиться на это никак не мог — боялся взрыва массового возмущения. В ответ на предложение Николая II Столыпин, после вялой попытки отказаться под предлогом незнания тайных течений и влияний Петербурга, поставил вопрос о немедленном роспуске Думы.
В ходе двухдневных совещаний царя, Горемыкина и Столыпина в Петергофе вопрос о новом назначении и судьбе Думы был решен окончательно. 9 июля на дверях Таврического дворца красовался большой замок, а по стенам — царский Манифест о роспуске Думы.




Метки: История России

Вы читаете » "Николай II и Государственная Дума"

Статьи по теме:

Распад СССР и новая политическая и социально-экономическая “перестройка”. 90 г.
Реформа местного управления
Церковь
Конфликты с Москвой, 1456 и 1470 1471 гг.
РОССИЯ В СЕРЕДИНЕ XV ВЕКА
Архивы ↓

Rambler's Top100