ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД ГОСУДАРСТВЕННО-ПАРТИЙНОГО СОЦИАЛИЗМА (1930—1950-е ГОДЫ)

11 Февраль 2009 | написал sima
К концу 1920-х гг. в стране сформировалась тоталитарная система власти. Единственной правя-щей партией оставалась РКП(б) – ВКП(б), чьи действия после разгрома оппозиции становились абсолютно бесконтрольными. Партийная власть срасталась с властью государственной, руководители партии занимали одновременно все руководящие посты в госаппарате. Партия милитаризовалась, превратившись в своеоб-разный «орден меченосцев». Установилась единоличная диктатура вождя — И.В. Сталина.


Крах надежд на мировую революцию привел к утверждению идеи вождя о необходимости форсиро-ванного строительства социализма в одной отдельно взятой стране. СССР должен был завоевать «экономи-ческую самостоятельность» и превратиться из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, «произ-водящую машины и оборудование». Такое направление развития определил XIV съезд правящей большеви-стской партии в 1925 г. В конце 1920-х гг. началась индустриализация – создание крупного машинного про-изводства во всех отраслях хозяйства, особенно в промышленности. Осуществлялась она ускоренными тем-пами, скачкообразно, при наличии огромных диспропорций в экономике (развивались отрасли, производя-щие средства производства и не развивалось производство предметов потребления), при карточной системе распределения продуктов, которая была введена впервые в России в невоенное время. При этом сохранялись крайне тяжелые условия труда (ручной труд, отсутствие техники безопасности, низкая оплата труда, тяже-лые жилищные условия, нехватка всего и вся).
Уже в конце 1920-х годов были уничтожены элементы рыночной экономики, система управления экономикой централизована, а главным инструментом управления стало планирование и распределение. Чи-стки государственного и хозяйственного аппарата привели к ликвидации старых рыночных кадров, на смену которым пришел административно-командный аппарат управления. Запрету подверглись частные кредит-ные организации. Госбанк превратился в единственного распределителя государственных кредитов. В 1932 г. введен запрет частным лицам открывать магазины и лавки.
Усиленная эксплуатация рабочих, увеличение численности занятых, идеологический пресс, в том числе пропаганда угрозы войны, нацеленные на подъем энтузиазма масс, строивших первое в мире социали-стическое государство, сочетались с изъятием у деревни основных денежных средств. В ходе индустриали-зации произошла окончательная экспроприация крестьянства, которое подверглось насильственной коллек-тивизации и раскулачиванию.
Социализация крестьянского хозяйства была составной частью ленинского плана построения со-циализма. Выполняя его, сталинский режим в 1929 году (год великого перелома} сломал хребет российскому крестьянству. Частные и единоличные владения крестьян в ходе коллективизации были обобществлены, зажиточные крестьяне и все, кто сопротивлялся вступлению в колхоз, были репрессированы, а их имущест-во передано в неделимые фонды колхозов.
1930 год вошел в историю как год повсеместной ликвидации кулачества как класса. Сотни тысяч лучших крестьян, самого трудолюбивого слоя в крестьянстве, лишились своего имущества и были выселены из своих деревень (в особые спецпоселения, в лагеря, к местам социалистических строек). Так создавалась массовая рабочая сила для применения бесплатного труда в промышленности. Деревня в результате оста-лась без средств, без рабочих рук и без всяких стимулов к труду. Как она выживала, что ела и пила, как рас-тила детей – историкам ещё предстоит описать. Помимо массового голода 1932–1933 годов, унесшего до 7 миллионов человек, каждый колхозный год в 1930–1940-е годы был годом хронического недоедания (ели крапиву, лебеду, павших животных и пр.). Так в результате преступной политики сталинского руководства создавались основы социалистического строя, и СССР превращался в «индустриально-колхозную державу».
В начале 1930-х годов развернулась борьба со всякого рода социально-чуждыми элементами (остат-ками эксплуататорских классов) и стали проводиться «зачистки» в городах. Нэпманы, бывшие дворяне и фабриканты, старая интеллигенция, в большинстве своем так и не примирившаяся с новой властью, под-верглись репрессиям. Репрессировались также лица, служившие в белых армиях, офицеры царской армии, в том числе и те, кто в гражданскую войну служил большевикам. Часть их была выселена в отдаленные мест-ности под административный надзор, часть (по решениям «троек») отправлена в лагеря. ОГПУ определял для местных органов «лимиты» на «изъятие социально-вредного элемента». Был проведен и ряд открытых «показательных» процессов («шахтинское» дело, «академическое» дело, дело экономистов – создателей Крестьянской трудовой партии, дела троцкистов, зиновьевцев и др.), призванных убедить народные массы в справедливости репрессий.
Итог этой политики подвела Конституция СССР 1936 г. Она зафиксировала окончательную ликви-дацию в стране эксплуататорских классов и победу социалистической системы хозяйства, основанной на социалистической собственности на орудия и средства производства. Допуская мелкое индивидуальное, основанное на личном труде хозяйство, сталинский режим подписывал в это время другой рукой докумен-ты, развязывавшие в стране массовый террор, в ходе которого «единоличники» подлежали физическому уничтожению.
Конституция 1936 г. внесла изменения в организацию верховной власти в стране. Высшим органом становился Верховный Совет СССР, наделенный законодательной властью, на котором избирался Президи-ум Верховного Совета. В перерывах между его сессиями Президиум, издавая указы, осуществлял высшую власть в государстве. Правительство (СНК) формировалось на совместном заседании двух палат Верховного Сонета (Совета Союза и Совета Национальностей) и, как прежде, издавало постановления и распоряжения на основе действующих законов, принятых Верховным Советом. По аналогии с союзными органами строи-лась система органов союзной республики (в составе СССР к этому времени их стало 16).
Глава 9 Конституции СССР изменила избирательную систему и ввела всеобщее, равное и прямое избирательное право при тайном голосовании, предоставляемое с 18-летнего возраста. Но поскольку выбо-ры, как и прежде, оставались безальтернативными, они превращались в простое одобрение населением ото-бранных партийными комитетами назначенцев.
Многие статьи новой конституции носили исключительно декларативный характер. Так, ст. 127 о неприкосновенности личности провозглашала, что «никто не может быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора». Ст. 128 устанавливала «неприкосновенность жилища граж-дан и тайну переписки». Все эти и многие другие права постоянно и грубо нарушались. Аресты проводились без всяких санкций, а документы на них оформлялись многие месяцы спустя. Прокурор СССР Вышинский, выступая в марте 1937 г., в преддверии «большого террора», на собрании партийного актива Прокуратуры СССР, прямо требовал «отложить в сторону» устаревшие законы.






Метки: История России

Вы читаете » "ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В ПЕРИОД ГОСУДАРСТВЕННО-ПАРТИЙНОГО СОЦИАЛИЗМА (1930—1950-е ГОДЫ)"

Статьи по теме:

М.А. Суслов в эпоху Сталина
Ярлык Бердибека Алексею. 1357 год
Борьба за Ленинград
Внешний и внутренний вид дворца
Византия, анты и булгары в первой четверти шестого века
Архивы ↓

Rambler's Top100