Экономическое развитие СССР в 70-е – первой половине 80-х гг.

10 Февраль 2009 | написал anton


Несмотря на непоследовательность в проведении экономической реформы и ее постепенное свертывание успехи, достигнутые в годы восьмой пятилетки были весьма впечатляющие. Результаты, достигнутые в ходе ее выполнения, соответствовали плановым показателям, либо были близки к ним. Так, при запланированном росте национального дохода на 38-42% реальный результат составил 38%, рост производительности труда: план – 40-45%, выполнение – 36%; реальные доходы на душу населения: план – 30-34%, выполнение – 33%; рост розничного товарооборота планировался на 36-40%, фактически вырос на 46% и т.д. Важно было и то, что развитие было устойчиво с точки зрения темпов ежегодного прироста.
Определенное положительное влияние реформы ощущалось и в годы девятой пятилетки (1971-1975 гг.), хотя уже в директивных показателях не закладывалось дальнейшее наращивание темпов, и ставилась задача удержаться на достигнутых рубежах. Так, рост национального дохода планировался за пять лет на 27-28%, производительности труда – на 35-36% и т.д. Однако фактический уровень выполнения был ниже. Начал сказываться отказ от радикальных преобразований и возврат на экстенсивный путь развития.
В то время как экономика развитых стран вступала в новый этап научно-технической революции, советская экономика продолжала развиваться за счет экстенсивных методов. Благодаря огромной территории, богатым природно-географическим ресурсам, она пока не испытывала острого дефицита экономических ресурсов, но негативные тенденции продолжали нарастать.
С одной стороны, СССР вышел на первое место в мире по производству многих видов продукции: угля, цемента, нефти, железной руды, удобрений, тракторов, тепловозов и др. С другой стороны, нарастало отставание по качественным показателям развития: падала фондоотдача, высока была энерго- и материалоемкость продукции, невысокими оставались темпы НТП и технического перевооружения.
Начали появляться и усиливаться элементы несбалансированности. Темпы производства предметов потребления отставали от темпов производства средств производства. К концу пятилетки начало сказываться несоответствие темпов роста денежных доходов населения и темпов прироста товарной массы на потребительском рынке и т.д.
Несколько улучшил ситуацию мировой энергетический кризис 1973-1975 гг. Как раз к началу 70-х гг. началось промышленное освоение нефтяных и газовых месторождений Западной Сибири. И когда в результате кризиса цены на нефть выросли в 10-12 раз, Советскому Союзу удалось извлечь существенные доходы за счет внешней торговли. Это был хороший шанс укрепить экономику, быстро перевооружить ее и перестроить на интенсивных началах. В годы девятой пятилетки резко выросли внешнеэкономические связи СССР, прежде всего за счет экспорта топливно-энергетической и сырьевой продукции. Более 65% в советском экспорте занимали топливо, сырье, металлы. Расчет был сделан на то, что это позволит быстро перевооружить предприятия и подтолкнуть научно-технический прогресс. Только за годы девятой пятилетки импорт машин вырос в 4 раза. Однако желаемого результата достигнуть не удалось. Закупленное оборудование использовалось неэффективно.
В то время, когда энергетический кризис подтолкнул развитые страны к поиску новых эффективных энерго-, материало- и трудосберегающих технологий, советская промышленность зачастую была не в состоянии переваривать экспортируемые новинки.
Значительная часть доходов уходила на закупку продовольствия и ширпотреба за рубежом, т.е. фактически проедалась. Это позволило поддерживать на определенном уровне рынок потребительских товаров и продовольствия, но не могло кардинально улучшить ситуацию.
Низкую эффективность экономики руководство пыталось компенсировать строительством новых предприятий и освоением новых месторождений полезных ископаемых. С середины 70-х гг. велась работа по реализации 15 народнохозяйственных программ: строительство БАМа, освоение Экибастузского месторождения, строительство ряда каналов и т.д. Все это требовало огромных финансовых, людских, материальных ресурсов, которых и так не хватало. Это вело к росту «незавершенки», т.е. «замораживанию» капиталов. За период 1965-1980 гг. «незавершенка» выросла почти в 5 раз.
О снижении эффективности производства говорил тот факт, что материальные запасы предприятий росли быстрее объемов производимой продукции, что по сути также означало «замораживание» капиталов и ресурсов.
Еще одна причина замедления темпов и падения экономической эффективности производства – истощение природных ресурсов в традиционных местах проживания. Начинается освоение новых, зачастую труднодоступных районов. Это, в свою очередь приводило к тому, что основные фонды промышленности начинали расти быстрее, чем выпуск продукции, т.е. падала фондоотдача – выпуск продукции на единицу основных производительных фондов. Только в 80-е гг. выпуск продукции на 1 рубль основных фондов сократился с 1 рубля 29 копеек до 98 копеек.
Крайне низкими темпами осуществлялась модернизация производства. Несмотря на призыв XXIV съезда КПСС соединить достижения НТР с преимуществами социализма техническое и технологическое отставание СССР от наиболее развитых стран продолжало нарастать.
В результате выплавляя в начале 80-х гг. стали в 1,5 раза больше, чем в США, мы испытывали ее недостаток. Несовершенство технологий приводило к тому, что до 40% металла у нас терялось при обработке. Наши технологии были крайне материалоемки. Например, японский станок весит в среднем 800 кг., а наш – 2500 кг. Попытки же реформирования в эти годы носили скорее пропагандистско-косметический характер и выливались в различные кампании: «За качество», «За экономию и бережливость» и т.д., однако не приносили ощутимых результатов.
К середине 80-х гг. тяжелым физическим и малоквалифицированным ручным трудом было занято 50 млн. человек. Доля такого труда в промышленности достигала 40%, в строительстве – 60%, в сельском хозяйстве – 70%. Конечно же, это отрицательно сказывалось и на темпах экономического развития и на росте производительности труда, и на качестве продукции. Кроме того, такое положение вещей, наряду с большим количеством новых строек вело к неэффективному использованию трудовых ресурсов в условиях нарастания дефицита рабочей силы. Разбазаривание трудовых ресурсов в условиях сокращения рождаемости привело к тому, что к 1980 г. в стране насчитывалось 12 млн. вакантных рабочих мест. Их стоимость оценивалась в 12% от стоимости основных производственных фондов.
В перманентно кризисном состоянии находилось сельское хозяйство. Несмотря на значительные финансовые затраты, результаты в этом секторе экономики, были весьма скромными. По-прежнему оставались высокими потери от перевозок и плохого хранения. В 1976-80-х гг. они достигали 13,5% от всего урожая. Предпринимаемые реорганизации управления колхозами и совхозами, создание агропромышленных производственных объединений (они объединяли колхозы, совхозы, предприятия пищевой промышленности) также не давали ожидаемого результата.
И хотя среднегодовой объем сельскохозяйственной продукции за период с 1961-1965 гг. по 1986-1990 гг. вырос на 72,5%, темпы роста его постоянно понижались. Если за 1966-1970 гг. сельскохозяйственное производство выросло на 21%, то в каждое последующее пятилетие прирост составлял соответственно – 13,2%, 8,8%, 5,8% и в 1986 – 1990 гг. – на 9,7%. По-прежнему оставалась низкой урожайность зерновых. В среднем она равнялась 17 центнеров с гектара. Продолжалась массовая закупка зерна за границей, которая в 1979-84 гг. достигла 40 млн. т в год.
Экономическое развитие принимало застойный характер. По подсчетам экономистов с конца 70-х гг. практически не было роста ВНП. Плановые задания в десятой и одиннадцатой пятилетках были ниже, чем в девятой. Однако и они не выполнялись.
Национальный доход в период 1976-85 гг. прирастал за пятилетие примерно на 16%. Снижались темпы прироста промышленной продукции (в 1976-1980 гг. – менее 26%, в 1981-1985 гг. – менее 20%), и продукции сельского хозяйства (1976-1980 гг. – 10-11%, 1981-1985 гг. – 5%).
Провозглашенный в 70-е гг. курс на подъем минимальной заработной платы по сути дела лишь включил дополнительные инфляционные механизмы. Повышение минимальной и средней зарплаты без учета роста производительности труда и эффективности производства в целом приводил к тому, что стиралась разница в оплате высококвалифицированного и низкоквалифицированного труда, а следовательно снижались стимулы к эффективной работе.
Повышение средней зарплаты при стабильных ценах и низких темпах прироста промышленной и сельскохозяйственной продукции вело к нарастанию дефицита. Это в свою очередь привело к тому, что социальная дифференциация теперь из сферы производства перемещалась в сферу распределения, что служило одной из причин формирования теневой экономики.
В результате первоначальный курс на подъем жизненного уровня населения начинает приходить в противоречие с практикой падения темпов роста реальных доходов населения. Так, если в годы восьмой пятилетки рост доходов на душу населения составил 33%, то в годы девятой – 24%, десятой – 18%, одиннадцатой около 10%.
Несбалансированность платежного и товарного балансов приводит к тому, что в 70-х гг. сумма вкладов в сберкассах росла в 2,6 раза быстрее, чем товарооборот. К концу 70-х – началу 80-х гг. разница в темпах составила 3 раза. Постоянно снижалось потребление населением продуктов питания, одежды, обуви. В экономике нарастали элементы стихийности. В условиях всеобщего дефицита в 1977 г. были введены талонно-распределительная система на некоторые виды продуктов питания и внутренняя распродажа товаров на предприятиях.
К концу 70-х - началу 80-х гг. следует отнести расцвет теневой экономки, в которой по оценкам некоторых ученых было занято примерно 15 млн. чел. Через нее проходили миллиардные обороты и доходы, которые не попадали в госбюджет страны. Принимаемые меры по выправлению положения в этой сфере не приносили ощутимых результатов. Более того, к концу рассматриваемого периода наблюдается процесс сращивания теневого капитала и партийно-хозяйственной номенклатуры.
Стагнационные элементы проявлялись и в кадровой политике. Наблюдалось быстрое старение кадров, особенно на высших хозяйственных должностях, росла «социальная застылость» общества. В 70-е – начале 80-х гг. перемещений между различными слоями стало в 2 раза меньше, чем в 50-е гг. Отсутствие реальной перспективы профессионального роста (для большинства молодых способных специалистов) негативно сказывалось на уровне их трудовой активности. Нарастала апатия, недовольство и т.д.
Одна из последних попыток брежневского руководства оживить экономику была предпринята в 1979 г. под девизом «совершенствование хозяйственного механизма». Было принято большое количество документов, разработаны различные нормативные документы, положения и инструкции. Однако поскольку все они предполагали дальнейшее усиление централизации, то реальной отдачи от них получить не удалось.
Таким образом, по мере сокращения экстенсивных факторов роста (истощение природных ресурсов, сокращение рождаемости и др.) темпы роста промышленного производства начали падать. АКС окончательно зашла в тупик. В противовес официальной политике совершенствования развитого социализма в научных экономических кругах и среди экономистов-практиков вызревало понимание необходимости кардинальных перемен в экономической системе. Наиболее объемно эта идея прозвучала в «Новосибирском докладе» академика Заславской (1983 г.), которая, подвергнув критическому анализу существующую экономическую систему, отметила ее неспособность эффективно использовать человеческие ресурсы и интеллектуальный потенциал общества. Чтобы выйти из кризиса, вызванного, прежде всего, провалом системы организации труда, созданной еще в 30-е гг. и оставшейся в главном неизменной, по мнению Заславской необходимо было допустить частную инициативу, определив оптимальную с точки зрения общества сферу ее приложения.
Группа экономистов во главе с академиком Аганбегяном прогнозировали необходимость и возможность трех вариантов реформы общественного сектора экономики на 1982-1984 гг.
Первый вариант предусматривал добиться стабилизации в экономике за счет расширения прав предприятий, расширения прямых связей между ними и реализации межотраслевых проектов.
Второй вариант предлагал реформу, в результате которой было бы сокращено большинство отраслевых министерств с одновременным расширением самостоятельности предприятий.
Третий вариант представлял из себя радикальную реформу с упразднением всех экономических министерств. За Госпланом планировалось оставить только функции планирования макроэкономических отношений. Предприятия должны были получить самую широкую самостоятельность в управлении.
Все более явной становилась необходимость кардинального реформирования не только промышленности и сельского хозяйства, но и всей системы, экономических отношений. Таким образом, страна вновь стояла перед выбором.




Метки: История России

Вы читаете » "Экономическое развитие СССР в 70-е – первой половине 80-х гг."

Статьи по теме:

Ландшафтные зоны европейской части СССР
Украина после Переяславского объединения
Рабы
КОНСЕРВАТИВНОЕ, ЛИБЕРАЛЬНОЕ И РАДИКАЛЬНОЕ ТЕЧЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕННОМ ДВИЖЕНИИ РОССИИ ВО II ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
Расцвет Руси при Ярославе Мудром
Архивы ↓

Rambler's Top100