Вторая половина 90-х – начало 2000-х: на пути укрепления союза

31 Март 2009 | написал polina
Как уже говорилось ранее, вторая половина 90-х время укрепления союза. Подписание Совместной декларации и Руководящих принципов в 1996 г. показало действительный прорыв в отношения Токио и Вашингтона. Союз стал еще более равноправным, однако говорить о равнозначной роли двух стран в рамках союза пока рано. Основная цель присутствия американских войск в Японии – защита её территории от гипотетического нападения. Токио же, по Конституции, не может сделать то же самое в отношении Вашингтона. Защита союзника за пределами японской территории была бы неизбежно связана с использованием так называемого «права на коллективную оборону», что не допустимо в соответствии с основным законом Японии. Помощь Токио ограничена тыловой поддержкой США в случае чрезвычайной ситуации в самой Японии или непосредственно прилегающих к ней районах. Призывы увеличить военную роль Японии имелись уже давно, но в последние десятилетие они стали еще сильнее, указывая на изменение международной обстановки и появление новой угрозы – терроризма.
Призывы частично осуществились после событий 11 сентября 2001 года. Сразу после террористических актов в Вашингтоне и Нью-Йорке, японский премьер-министр заявил, что «Япония твердо поддерживает решимость США не склонять головы перед терроризмом». Правительством Японии были приняты законы, предусматривающие введение ряда чрезвычайных мер, призванных обеспечить предотвращение подобных актов в Японии. Премьер-министр Коидзуми 17 сентября дал указание срочно приступить к разработке таких поправок в «закон о силах самообороны», которые позволили бы японской армии оказывать вооруженным силам США более активную, чем прежде, «тыловую поддержку» как в районах окружающих Японию, так и за их пределами, включая зону Индийского океана.
Была составлена специальная программа, которая получила в дальнейшем название «Семь пунктов Коидзуми», её пункты сводились к следующему:
1. Принять законодательные меры, позволяющие силам самообороны оказывать тыловую поддержку вооруженным силам США, ведущим где-либо боевые действия.
2. Усилить охрану важных объектов на территории Японии, включая военные базы США.
3. Направить силы самообороны за рубеж с целью сбора информации.
4. Усилить контроль над иммигрантами.
5. Направлять гуманитарную и экономическую помощь таким странам как Пакистан и Индия.
6. С помощью сил самообороны оказывать содействие беженцам в районах, где ведутся военные операции американских вооруженных сил.
7. Сотрудничать с другими государствами в предотвращении возможных беспорядков в экономических системах Японии и других стран.

На встрече с президентом США Дж. Бушем 25 сентября в Вашингтоне Коидзуми заверил его в твердой решимости Японии поддерживать США в борьбе против мирового терроризма, но в то же время заметил, что эта поддержка не будет включать применения вооруженной силы.
За рекордный для японского законотворческого процесса сроки (25 дней) через парламент был проведен так называемый «антитеррористический пакет», основой которого стал закон о специальных мерах, позволивший силам самообороны осуществлять снабжение, транспортное и техническое обслуживание войск США и других стран (за исключением поставок оружия и боеприпасов); проводить мероприятия по спасению и поиску военнослужащих, осуществлять помощь беженцам, в том числе на территории других государств (с их согласия), применять оружие с целью защиты «лиц, находящихся под их управлением». Были приняты также поправки к Закону о силах самообороны, дающие право охранять военные объекты на японской территории, включая американские базы. Были сняты ограничения на участие сил самообороны в операциях по поддержанию мира под эгидой ООН и т. д. Таким образом, Япония впервые за всю послевоенную историю смогла отправить силы самообороны за рубеж для оказания тыловой поддержки американским и английским войскам.



Следующая возможность отправить силы самообороны за рубеж представилась Токио после начала операции «Шок и трепет» в 2003 г. Под предлогом обнаружения в Ираке оружия массового поражения, Вашингтон ввел свои войска, получив при этом огромное сопротивление местного населения. На начальной стадии Токио в операции не участвовал. Решение отправить в Ирак подразделение сил самообороны последовало после захвата иракскими террористами трех граждан Японии в заложники.
9 апреля правительство Японии сделало официальное заявление о том, что «ввиду реальной угрозы, нависшей над жизнью трех японских граждан, захваченных иракскими террористами, для их освобождения в Ирак отправлен отряд специального назначения сил самообороны Японии. …Ввиду чрезвычайной ситуации отряд специального назначения сопровождает первый министр иностранных дел Японии Иитиро Аидзава».
Конечно, на фоне 140 тыс. американских солдат, 570 сержантов и офицеров японских сил самообороны выглядели более чем ущербно, да и занимались они далеко не военными делами. Вместо боевых действий японские военные строили инкубаторы, производили очистку воды и высаживали дерн на футбольном стадионе провинциального иракского города. Любой мельчайший жест с их стороны, который будет расценен как применение военной силы, мог стать концом миссии. Полковник Юки Имаура, командующий контингентом японских войск в Ираке так описывал щекотливое положение японских войск: «Мы знаем, что если в результате наших действий произойдет хотя бы один несчастный случай, это будет огромной политической проблемой в Японии».
Таким образом, Япония постепенно начинает проводить более активную внешнюю политику, что не может не радовать Соединенные Штаты. Очень часты в последнее время разговоры об отмене 9 статьи конституции, японская газета Иоминури приводит данные опроса депутатов палаты представителей парламента в 2004 г. результаты показали, что 83% депутатов, участвовавших в этом опросе, поддерживают проект пересмотра конституции страны. Эта цифра намного превышает данные опросов, проводимых в прошлом. По данным аналогичных опросов, проводимых в 1997 и 2002 годах, сторонники внесения поправок в конституцию составляли 62% и, соответственно, 74%. Эволюция взглядов в правительстве относительно «мирной» статьи на лицо, возможно, в недалеком будущем, эта статья уйдет в историю.
Ситуация в АТР на рубеже веков оставалась очень сложной. Так, в прогнозе министерства обороны США, содержащим анализ тенденций в развитии системы международных отношений до 2020 года, «Общее видение 2020» прямо отмечается, что районом возможной силовой конфронтации великих держав в борьбе за глобальную гегемонию может стать Восточная Азия. Именно в этом регионе Соединенные Штаты проводили большинство военно-морских учений. Еще в конце 90-х американское правительство передислоцировало сюда из Индийского и Атлантического океанов подводные лодки, оснащенные ракетами «Томагавк».
Особо большое внимание уделялось началу строительства совместной японо-американской противоракетной обороны (ПРО). Первоначально Токио противился каким-либо совместным противоракетным программам, однако после полета северокорейской ракеты над территорией Японии в 1998 г. мнение японских властей несколько изменилось. Согласившись участвовать в совместной ПРО начальник УНО, во время визита в США в июне 2001 г., все же четко дал понять, что совместно исследуемая система (ПРО ТВД) в случае её создания «должна защищать территорию Японии и находиться в её независимом управлении».
Японские специалисты уже приступили к подготовке технического обоснования новой ПРО, которая будет размещена на космической орбите. Из бюджета США на совместные с Японцами разработки решено выделить 12 млрд. долл., о чем в начале 1999 г. заявил президент Клинтон. Вся стоимость нового проекта ПРО оценивается сторонами в 20-30 млрд. долл., немалая часть этих затрат придется на Японию.
Огромное внимание уделяется надводной системе ПРО. Это касается, прежде всего, эсминцев «Эгида» и предназначенного для них зенитно-ракетного комплекса Standard Missile 3 (SM3) американского производства, несколько таких эсминцев уже находятся в распоряжении Токио.
Система ПРО на море будет осуществляться в 3 стадии:
На первой стадии, уже выполненной, американский флот разместил дополнительные военные мощности в районе Японского моря, и его эсминцы будут вести непрерывное наблюдение в тех пунктах, где складывается наиболее критическая ситуация;
На втором этапе, запланированном на 2005 год, эсминцы "Эгида", базирующиеся в Японском море, будут оснащены комплексом SM3, чтобы эффективно противостоять атаке баллистических ракет ближнего и среднего радиуса действия;
Третья, заключительная стадия запланирована на 2006 год. Она предполагает размещение в акватории Тихого океана 10 полностью укомплектованных эсминцев для обеспечения защиты от баллистических ракет. При этом министр ВМС США Ингленд не уточнил, где именно будут размещены эти 10 эсминцев, а только отметил, что они будут использоваться для отражения «ракетных ударов всех возможных видов, наносимых из любой точки планеты».
Однако для обеспечения безопасности Японии присутствие в Японском море американских эсминцев, пусть даже с самым совершенным оборудованием недостаточно. Для эффективной работы ПРО необходима координация совместных действий.
Ракете, запущенной с территории Северной Кореи, достаточно десяти минут для поражения любого объекта в Японии. И даже если ракетный удар противника зафиксирован на первой стадии процесса запуска ракеты, то ее успешный перехват будет целиком зависеть от точного определения курса полета. План совместного с США анализа полученных данных о запуске ракет противника должен решить эту проблему.
Система защиты от баллистических ракет США разработана с учетом перехвата и выведения из строя ракеты, летящей к цели со скоростью, в 10 раз превышающей скорость звука.
В августе 1998 года Япония начала рассматривать вопрос о необходимости размещения на своей территории новой системы ПРО, чтобы обеспечить защиту от северокорейских баллистических ракет "Тэподонг-1", имеющих радиус действия около 1500 км.
Окончательное решение о размещении новой системы ПРО было принято кабинетом министров в конце 2003 года. На оснащение новой системой ПРО из бюджета выделена сумма в размере 1 трлн. иен (8 млрд. долларов), которая будет покрывать соответствующие расходы в течение четырех лет начиная с 2004 года. Система ПРО, которая будет размещена в Японии, включает две ракетные установки: стандартной ракеты SM3, способной осуществлять перехват ракеты противника за пределами атмосферы, и ракеты Patriot Missile 3, поражающей вражеские ракеты в пределах атмосферы. Ракета SM3 может быть запущена с борта эсминца флота ССО, оснащенного системой ПРО «Эгида».
Очевидным является тот факт, что система совместной противоракетной обороны направлена, прежде всего, против Северной Кореи и Китая. По крайней мере, официальные документы типа «книг» в качестве основных угроз называют именно эти страны. В частности «Белая книга по обороне» за 2004 г. заявляет, что «программа Северной Кореи по созданию ядерного оружия и развертыванию баллистических ракет является фактором дестабилизации международной обстановки и вызывает сильное беспокойство». Выражается также озабоченность истинных расходов Китая на военные нужды. «Китай модернизировал своё ядерное и ракетное оружие, а также военно-морские и воздушные силы – говорится в документе - тщательный анализ этой тенденции позволяет сделать вывод, что цели модернизации такого масштаба значительно превосходят те рамки, которые необходимы для защиты Китая, поэтому его дальнейшие шаги в этой области заслуживают самого пристального внимания».






Метки: история экономической теории, история ленинграда История других стран

Вы читаете » "Вторая половина 90-х – начало 2000-х: на пути укрепления союза"

Статьи по теме:

Становление Рыцаря
Початок формування козацтва
Сирия
Органы еврейского самоуправления
"Октябрь 1917: взгляд из XXI века"
Архивы ↓

Rambler's Top100