ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ЭРАЗМА РОТТЕРДАМСКОГО

16 Июнь 2009 | написал gosha
Переверни летописи и древних и
новых времен – ты убедишься, что
за несколько веков едва ли сыщется
один или два государя, которые не
принесли бы смертным величайших
бед исключительно своею
глупостью.
Эразм Роттердамский


Гуманистическая этика в поисках политического идеала общественного устройства получила свое развитие в период XV- XVI вв. «Дискуссии о наилучшем общественном порядке приобрели особую актуальность. Впрочем, несомненно и то, что эти дискуссии носили не только академический характер; ученые споры получали немедленный общественный отклик» . Дискуссия между гуманистами о том, каким должно быть государственное устройство рассматривалось с точки зрения Аристотеля и Платона. О.Ф. Кудрявцев подчеркивает, что « Поворот к Платону, его пониманию справедливости и наилучшего государственного устройства произошел в среде гуманистов не сразу и не просто» . Наибольшую популярность в сочинениях ренессансных мыслителей приобрели размышления Фичино, которые даже стали своего рода девизом гуманистического движения: «Словом, сознавая, что род людской ничего не приобрел за столь веков от законов, производящих разделение вещей в собственность, более того, день ото дня клонится к худшему, он (Платон) не без основания обратился к законам дружбы, предписывающим друзьям иметь все общим, дабы, устранив разделение, а также причину разделения и бедствий, мы обрели согласие, единство, счастье» . Взгляд Фичино автор рассматривает на примере его комментариев к пятой книге Платона «Государство». В этой работе Фичино провозглашает в качестве истинной нормы отношений общность и единство друзей. У Эразма эта мысль, «у друзей все общее», звучит в его работе «Адагии», где он приводит целый ряд писателей древности, у которых встречается это выражение.
Религиозно –философские взгляды лежали в основе «теории о государстве». Гуманисты считали, что монархия «более естественная форма правления, чем республика, потому что в макрокосмосе бог один управляет Вселенной, а в микрокосмосе все члены подчинены правлению сердца» . Гуманисты рассматривали королевскую власть в качестве высшей политической ценности в противовес феодальной раздробленности. А подданство королю, как «служение самому себе».


Для Эразма: «Властитель – прежде всего христианин и, стало быть, не господин, но слуга общества, обязанный хранить справедливость и закон; это особый его «крест», отказаться от которого он не может. В качестве христианина он не выше любого из своих подданных, ибо все искуплены одинаковой ценой – крестною мукою Христа…Народ обязан тебе многим, но ты обязан народу всем… Христианин употребляет не насилие, но любовь по отношению к подданным, и кто выше всех, не всеобщим господином пусть считает себя, но всеобщим слугою» . С точки зрения «христианского гуманизма» выстраивается критика Эразма государей. Не отрицая монархию, он отрицает недостойное поведение монарха, как христианина и просто человека.
Эразм сравнивает государей с орлами. Орел – по праву эмблема и символ власти, начиная с языческих времен: поэты рассудили верно, что ни одно из пернатых не могло бы более точно изобразить нравы и жизнь государя.
« Только орлы среди всех птиц не знают ни правил, ни законов, только орла не приручишь никакими средствами – так они яростны и своевольны от природы. Кривой клюв и когти с первого взгляда дают понять, что «это хищник, враг покоя и мира, рожденный для битв и опустошительных грабежей. Орел никого не любит и сам не пользуется любовью ни единого живого существа, совершенно так же, как дурные государи, которые властвуют лишь себе на пользу, государству же –великий ущерб...А пышные титулы государей, что это, как не сплошной обман? Они требуют, чтобы их именовали Божественными, а они и людьми едва ли вправе зваться; Непобедимыми, а они бегут с позором из любого сражения;…Тишайшими, а они возмущают целый мир военными бурями и безумными мятежами; Просвещеннейшими, а они погрязают в глубочайшем мраке невежества; Католическими, а они обращены духом к чему угодно, только не ко Христу» .
Нередко государи оказываются недостойны народа, виновны перед ним, главным образом – во время войн: «Разве мы не свидетели тому, как замечательные города, основанные народом, разоряются государями? Как государства богатеют трудолюбием граждан и нищают хищностью государей? Как справедливые законы устанавливаются властями из народа и попираются государями? Как народ печется о мире, а государи раздувают войну?» .
По мнению Эразма поводы к войнам ничтожны, а нередко и преступны: ведь случается, что тираны умышленно разжигают войну, ибо мир и благополучие народа – угроза их власти. И династические претензии государей неосновательны, в первую очередь, потому, что право владения народом –совсем не то же, что право владения скотом: его дает согласие всего народа, и оно же отнимает. А в династических войнах не о том идет дело, чтобы свергнуть тирана и отдаться под власть истинного государя, но о том лишь, кому платить налоги… Надо было бы, чтобы все бедствия войны падали на тех, кто ее затевает, - на государей, но по несправедливости судьбы они обрушиваются на простой люд, который ненавидит и проклинает войну; в случае победы ему не достается ни гроша. Напрасно государи требуют у подданных повиновения законам, если сами живут совершенно беззаконно.
Эразм видит в государях Силен навыворот: «Когда видишь скипетр, трон, свиту, когда слышишь титулы «Тишайший», «Милосерднейший», «Славнейший», не преклоняешься ли ты перед государем, как перед неким земным божеством?.. Но открой силена навыворот - и ты найдешь тирана, нередко врага граждан, ненавистника общего согласия, мастера сеять раздоры, угнетателя честных, губителя законов, разрушителя городов, грабителя Церкви, разбойника, святотатца» . Не один раз набрасывает Эразма картины всеобщего разброда, разрухи, социального упадка: « Такая повсюду клоака преступлений, столько святотатств, разбоев, притеснений, насилий, издевательств, столько подкупов, столько тиранических законов и наглых искажений закона, не говоря уже о мелочах – обветшалых мостовых, обрушившихся храмах, обвалившихся набережных» . И во всем этом в первую очередь повинны государи, которые безразлично относятся к жизни своих подданных и ведут часто праздную жизнь: «Государи возлагают все заботы на богов, а сами живут в довольстве и веселии и, дабы не смущать своего спокойствия, допускают к себе только таких людей, которые привыкли говорить одни приятные вещи. Они уверены, что честно исполняют свой монарший долг, если усердно охотятся, разводят породистых жеребцов, продают не без пользы для себя должности и чины и ежедневно измышляют новые способы набивать свою казну, отнимая у граждан их достояние» .
Да, король богат и могуч, «но если он не имеет в душе своей ничего доброго, если вечно он ненасытен, то остается беднейшим из бедняков. А если к тому же в душе он привержен многим порокам, он уже не только нищий, но и презренный раб» - такой вердикт выносит королям Эразм. С сожалением произносит гуманист: «Переверни летописи и древних, и новых времен – ты убедишься, что за несколько веков едва ли сыщется один или два государя, которые не принесли бы смертным величайших бед исключительно своею глупостью» .
Эразм относится с отвращением и осуждением тирании государей. Тирания растлевает всех и вся в государстве: мало того, что все подонки тянутся к тирану, который, в свою очередь, никому так не рад, как преступникам, в машину злодеяний втягиваются и честные граждане, которые либо боятся за свое благополучие, либо считают необходимым подчиниться обстоятельствам. Таким образом, не трудно заметить, что у Эразма, который соглашаясь с мнением Фичино, не отрицая монархию и провозглашая девиз государства «у друзей все общее», все же свое «особенное» понятие монархизма. С.П.Маркиш считает, что «Из страха перед обеими крайностями (анархия и тирания), совпадающими в страшных своих последствиях, рождается монархизм Эразма. Можно утверждать почти наверняка –монархизм вынужденный, ибо государственный порядок, вызывающий у Эразма всего больше симпатии, - это строй вольных имперских городов или самоуправление крупных городских общин в Нидерландах» . Эразм выступал сторонником свободы мнений в государстве проявляя во взглядах определенный демократизм: «Нет ничего дивного или великого в том, чтобы государи не препятствовали народу говорить, что вздумается, - при условии, что им самим вольно поступать, как вздумается. О поступках государей толпа обычно судит по - разному: что одобряют одни, осуждают другие, но государь должен быть выше того, чтобы прислушиваться к подобным голосам…В свободном государстве и языки должны быть свободны» . Несомненно, что такие политические мировоззрения, отражают зарождавшуюся идеологию нового класса буржуазии, которая еще не имела конкретных очертаний определенных требований в теории государственного устройства и только в дальнейшем получит свое развитие.
«Государями рождаются, и кому бы ни улыбнулась судьба, - будь он честен или нет, умен или глуп, в здравом уме или слабоумный, - если только наследник престола не лишен человеческого обличья, приходится доверять ему верховную власть» . Эразм без обиняков объявляет неразумным, противоестественным принцип наследственной власти (т.е. монархию) и соглашается с ним только как с неизбежным злом. Но и здесь Эразм, выступая конструктивно, набрасывает образ идеального правителя в «Воспитании христианского государя» . Здесь излагаются система образования государя (цель которой – внушить ему любовь к подданным и заботу о них) и способы уберечь юного властителя от яда лести; искусство поддерживать мир и порядок и методы справедливой раскладки податей (предметы первой необходимости должны быть свободны от обложения за счет высоких налогов на предметы роскоши); принципы законодательства, назначения высших чиновников и советников, заключения союзов и договоров и т.д. Эразм видит причины недостатков государей именно в воспитании. «Оскорбить герб государя –тягчайшее преступление, а растлить и искалечить его душу, утвердив на месте доброты жестокость, на месте мудрости коварство, - значит достойно воспитать будущего властителя» .
Взгляд Эразма на идеальное общественное устройство рассматривает и Л.П. Урманова в своей статье «Отношение Эразма Роттердамского к собственности». Она пишет: «Эразм проявлял критическое отношение к современному ему обществу: осуждал налоговый гнет, деспотизм, произвол властей, несправедливость законодательства и изъяны нарождавшегося абсолютизма…Несовершенным порядкам своего времени гуманист противопоставлял образец «доброго» правления, призваного защить свободу и человеческое достоинство граждан, обеспечить благо и процветание всего народа.» .Отмечая прямую зависимость между личным достоянием гражданина и процветанием государства, гуманист настойчиво призывал правителей заботиться о довольстве подданных, оберегать их собственность.
В заключении необходимо, во-первых, отметить, что государственное процветание, к которому должен стремиться «идеальный» правитель, мыслилось Эразмом, прежде всего как процветание экономическое, предполагающее развитие земледелия, ремесла, торговли, городского строительства и во-вторых, образец «доброго правления» и любовь «христианская» к своему народу должны быть «привиты» будущим государям с детства. Только тогда, по мнению Эразма Роттердамского, в государстве
« будут царить мир, социальная гармония, веротерпимость» . И только такое государственное правление достойно титула правителя, а государь достоин любви своего народа.





Метки: История других стран

Вы читаете » "ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ЭРАЗМА РОТТЕРДАМСКОГО"

Статьи по теме:

НАСЛЕДИЕ ДРЕВНИХ КЕЛЬТОВ
Месопотамия во II тысячелетии до н.э. Приобладание Вавилона
Религия в древней Японии
Предыстория Югославского кризиса
Паломничество и евреи диаспоры
Архивы ↓

Rambler's Top100