Смена приоритетов внешней политики Японии в 90-х гг. ХХ в

31 Март 2009 | написал polina


1991 г. Советский Союз распался, окончилась эпоха «холодной войны». Распалась биполярная система, определявшая международные отношения с окончания второй мировой войны. В отличие от США, которые не скрывали своего удовлетворения, Япония оказалась, пожалуй, единственной страной в капиталистическом мире, которая не только ничего не выиграла от этого, но кое в чем проиграла. Геостратегическая ситуация вокруг Японии усложнилась, привычные за последние тридцать лет внешнеполитические представления надо вновь перестраивать. На этот факт очень часто указывают японские газеты, одна из которых как-то писала: «Ирония состоит в том, что окончание «холодной войны» усилило степень нестабильности в АТР».
Один из российских исследователей В. Н. Еремин, справедливо заметил: «холодная война при всех её опасных чертах все же была своеобразным стабилизирующим фактором в международных отношениях. Она задавала некие действующие правила игры, определяющие место каждой страны в биполярной мировой системе».



Изменения на международном уровне не могли не сказаться и на японо-американских отношениях. После завершения холодной войны американская администрация несколько умерила свою активность в АТР, полагая, что ситуация в регионе стабилизировалась, закрепив выгодное для США положение и ничего менять не надо. Однако именно в это время в регионе разворачивается общественное движение за формирование в этом регионе новых форм безопасности и ликвидации двусторонней системы. В самой Японии такие высказывания получили наибольшее распространение. За ликвидацию японо-американского союза безопасности, вывод американских войск из страны высказывались как в правительстве, партиях, так и среди японского народа. О целесообразности договора безопасности в современных условиях рассуждали и в Соединенных Штатах.
На взгляд одного из американских политических деятелей З. Бжезинского, в постсоветский период японо-американский союз является анахронизмом и не может полезно функционировать в 21 в.: «Япония не должна быть непотопляемым авианосцем Америки на Дальнем Востоке и главным военным партнером Америки в Азии. Усилия, направленные на то, чтобы Япония играла подобную роль, могут отгородить Америку от Азиатского континента, осложнить путь к достижению стратегического согласия с Китаем и негативно сказаться на попытках Америки укрепить стабильность в Евразии».
Наличие антиамериканских выступлений в Японии и появление оппозиции в самих Штатах относительно союза с Японией, беспокоило Вашингтон, для которого потеря Японии означала бы утрату опорного пункта для защиты своих стратегических интересов на Дальнем Востоке и во всем АТР. Особенно сильно эти беспокойства проявились в середине 90-х, когда в АТР стали происходить значительные изменения в геополитическом плане.
Известный японский политический деятель, бывший премьер-министр Японии Ясухиро Накасонэ, так описывает современную ситуацию в АТР: «Конец «холодной войны» не привел к драматическим переменам в регионе, подобным тем, которые наблюдались в Европе. Здесь по прежнему ощущается наличие элементов нестабильности, взаимоотношения между странами в вопросах обеспечения безопасности сохраняют «многополярный» характер. …Здесь не произошло значительных и видимых перемен. В регионе и сейчас сохраняется её структурное наследие. На Корейском полуострове отсутствует прогресс в процессе перехода переговоров между двумя разделенными государствами от стадии диалога к непосредственному объединению. Китай по-прежнему разделен на два государства. На Тайване имеются как противники создания единого государства, так и противники объявления независимости, во взаимоотношениях между ними сохраняются серьезные проблемы. Имеющаяся во взаимоотношениях между Японией и Россией проблема северных территорий не была решена ни в процессе «холодной войны», ни после её завершения».
В официальных японских документах типа «Голубой книги» МИД или «Белой книге по обороне» УНО иерархия угроз в начале 90-х годов выстраивалась в следующей последовательности: Россия, «корейский узел», Китай и ЮВА (раньше имелась в виду нестабильность в Индокитае, теперь территориальные «споры» в Южно-Китайском море).
Как видно из официальных документов в начале 90-х годов, Япония по-прежнему усматривала Россию, как приемника Советского Союза, в качестве основной угрозы. В частности Токио указывал на следующие моменты: во-первых, это все та же территориальная проблема; во-вторых, наличие на Российском Дальнем Востоке мощного вооружения, которое, по мнению Японии, модернизировалось и увеличивалось. В-третьих, Токио волновало отсутствие в России сильного правительства и четкой военной стратегии, не согласованность политики Центра с командованием в Хабаровске и Владивостоке, слабый контроль над вооружениями, низкий моральный климат в армии. В-четвертых, распространение российского оружия в страны Восточной Азии и в-пятых, Токио в целом не устраивала политика Б. Ельцина.
Вашингтон, в свою очередь видел угрозу в возможном усилении Китая и Южной Кореи, стремлении этих стран к региональному господству. Россию естественно, Соединенные Штаты не сбрасывали со счетов, но в отличие от Японии, не ставили её в качестве первостепенной угрозы, к тому же в начале 90-х годов между США и Россией наладились положительные отношения, в первую очередь из-за конструктивного диалога по разоружению.
Несмотря на схожесть внешнеполитических позиций Токио и Вашингтона, в начале 90-х годов в японо-американских отношениях наметились кризисные явления. Причин охлаждения отношений несколько. Как уже говорилось ранее, в связи с исчезновением «угрозы с севера», основной причины создания японо-американского союза, политические отношения между Токио и Вашингтоном ослабли, их ослабление привело к усилению уже давно зревших экономических противоречий, которые в начале 90-х достигли открытой борьбы. Дело все в том же огромном положительном сальдо в торговле Японии с США.
Японо-американские экономические отношения уже давно находятся в тяжелом положении. Интересный факт, в 1954 г. тогдашний американский советник госдепартамента Дж. Даллес заявил: «Япония не может претендовать на американский рынок, так как она не производит продукцию, востребованную в США». Между тем в конце 50-х – начале 60-х японская экономика переживала бурный рост, основная доля экспортируемой продукции при этом шла в США. В 1965 г. впервые японский экспорт в США превысил импорт. Тогда это было расценено как временное явление, однако положительное сальдо продолжило свой рост. С 1966-1967 гг. до 1971-1972 гг. дефицит США в торговле с Японией увеличивался в среднем с 0,5 млрд. долл. до более чем 3,5 млрд. долл. в год. 1976-78 гг. он поднялся в среднем до 8 млрд. долл. а в 1978 г. уже достиг 12 млрд долл. К 1996 г. дефицит достиг астрономической суммы в 50 млрд. долл. и продолжал расти.
К середине 90-х годов переговоры Токио с Вашингтоном по вопросам внешней торговли зашли в тупик: 11 февраля 1994 г. Хосокава и Клинтон публично и откровенно заявили о невозможности достижения на данном этапе соглашения или даже компромисса в этой области. Однако как показали дальнейшие события, это не означало наличие в двухсторонних отношениях фатально неразрешимых проблем, но в тот момент ситуация казалась исключительно серьезной. Последующие переговоры министра торговли М. Кантора и министра финансов Ц. Хаты немного смягчили напряженность, но накопившиеся проблемы, прежде всего связанные с внешнеторговым балансом, решить так и не удалось.
Помимо экономических противоречий, на ухудшение японо-американских отношений оказывало влияние общественное мнение, которое выражало сомнение по поводу целесообразности сохранения союза. Дискуссии на эту тему велись по обе стороны Тихого океана, в частности, известный американский политический деятель З. Бжезинский в своей работе пишет: «Если бы пришлось оценивать состояние американо-японских связей на основании общественного диалога, то был бы справедливым вывод о том, что к середине 90-х годов отношения между двумя странами вступили в критическую стадию».
Если экономические проблемы и брожения в японском и американском обществах относительно необходимости союза имелись уже давно, то напряжение такого уровня в политических кругах еще не было. Вашингтон давно не устраивала пассивность Токио во внешней политике, но позиция Японии на события в Персидском заливе 1991 г. окончательно возмутила американцев.
США и ООН оперативно отреагировали на Иракское вторжение в Кувейт в августе 1991 г. Япония как страна, которая пыталась представить себя в качестве мировой державы, так же не могла оставаться в стороне. Однако, «мирная» конституция запрещала вывоз японских войск за границу. Встал вопрос, каким образом Япония может оказать помощь союзникам. Эта помощь могла выразиться либо просто в денежной помощи, к счастью, «мирная» конституция не запрещала вывоз японских финансов за границу, либо это высылка японских «сил самообороны» в зону военных действий, плюс та же финансовая помощь. Насчет первого варианта понятно, благодаря развивающейся экономике Япония могла выделить средства для дела мира в мире, а вот на счет второго существовали некоторые затруднения, касающиеся все той же 9-й статьи.
К последнему варианту, не смотря на запрет, склонялось большинство руководства ЛДП, включая Накасонэ и молодых лидеров во главе с Хасимото и Одзавой (именно он, а не министр иностранных дел, вел во время конфликта наиболее ответственные переговоры с представителями США), но вариант этот не получил поддержки у общественного мнения. Играя на пацифизме общественного настроения, некоторые силы призывали ограничиться только экономическим участием и не подвергать опасности жизнь японских военнослужащих. Опасаясь обострения политических страстей внутри страны, японские правящие круги решили все же склониться к первому варианту. Возможно также, что в Токио просто испугались той ответственности, которая могла оказаться на плечах правительства.
Пока японцы размышляли, война в Персидском заливе шла полным ходом. Медлительность Японии вызвала недовольство со стороны союзников, а решение ограничиться финансовой помощью не прибавило симпатий к Японии со стороны США и Европы, по мнению которых японцы снова решили «откупиться» от решения общей проблемы. Чтобы хоть как-то отреагировать на резкую критику, 30 ноября премьер-министр Кайфу объявил о поддержке Японией резолюции ООН о применении силы против Ирака. Однако было поздно.
Говорить о том, на сколько правильно поступило японское правительство, отказавшись от посылки своих войск в Ирак очень сложно. С одной стороны Япония, как уже говорилось ранее, претендуя на роль мировой державы, была обязана включиться в войну, возможно, после этого по-другому решался бы вопрос о легитимности японских «сил самообороны» в мире и вхождении Японии в СБ ООН. С другой стороны, это могло привести к массовым протестам среди населения Японии и которые возможно привели бы к смене правительства и явно негативно повлияли бы на последующие выборы для ЛДП. Если пойти еще дальше, то необходимо сказать, что именно на ЛДП делали ставку Соединенные Штаты, именно представители ЛДП больше всех склонялись к военно-политическому сотрудничеству с США. Здесь так же необходимо учитывать метод принятия решений японским правительством на основе консенсусов, то есть принятие решения, которое устраивало бы всех, это порождает некоторую медлительность и осторожность.
Однако говорить о том, что Япония осталась совсем уж в стороне, так же было бы не правильным. Япония выделила 13 млрд. долл. (что, кстати, превышало расходы США) для оплаты расходов многонациональных сил и предложила свои военные самолеты для перевозки беженцев из района военных действий. Однако решение о направлении самолетов так и не было одобрено парламентом. Если подвести итог, то можно сказать, что решение ограничиться финансовой помощью в духе всей послевоенной внешней политики Японии. Здесь справедливо выражение: «Нация - купец хочет, чтобы молчали чужие пушки».
Однако, как говорилось ранее, неразрешимых проблем нет. Именно в середине 90-х годов происходят некоторые изменения в АТР, которые повлияли на сближение Токио и Вашингтона.
Во-первых, в связи с экономическим ростом, все большую роль в регионе начинает играть Китай. Опасения американцев и японцев относительно гегемонистских проявлений Пекина, еще более усилились после проведения Китаем в 1995 г. ядерных испытаний. Увеличение Пекином ассигнований на военные нужды, также не радовало союзников. В 1997 г. Китай на военные нужды истратил около 36,6 млрд. долл. не намного уступая Японии 40,9 млрд. долл., хотя, по мнению японцев, истинные расходы Пекина на оборону гораздо больше. Между Китаем и Японией существует также давно волнующая территориальная проблема, связанная с островами Дяоюй (по-японски – острова Сэнкаку) которые фактически находятся в руках Японии. Ситуация обострилась в конце сентября 1995 г. – группа гонконгцев и тайваньцев (18 человек) решила высадиться на одном из этих островов, желая сорвать на одном из сооружений японский флаг и тем самым продемонстрировать свое несогласие с принадлежностью этих островов Японии. Эта акция вновь вынудила всех, т. е. Японию, КНР, Тайвань и Гонконг, объявить о том, что эти острова «часть их территории». Более остро стояла проблема отношений по линии Китай-Тайвань, тема присоединения Тайваня к Китаю до сих пор волнует как Токио, так и Вашингтон. Инцидент в Тайваньском проливе 1996 г. связанный с проведением крупномасштабных учений военными Китая, вызвал огромное беспокойство во всем мире. Тогдашний министр обороны США У. Пери в своей работе описывает этот инцидент так: «Ситуация была сложная. В тот день китайцы провели, как они назвали, «ракетные испытания» в Тайваньском проливе. Три ракеты были взорваны всего в восемнадцати милях от портового города на севере Тайваня и в двадцати милях от портового города на юге острова. В то же самое время Народно-освободительная армия (НОА) проводила передислокацию 150-ти тысячного воинского контингента вдоль побережья Китая напротив Тайваня и планировала проведение военных учений с реальными целями в Тайваньском проливе, намеченное на две следующие недели. Эти провокационные военные действия вызвали международный кризис и были предприняты непосредственно перед первыми демократическими президентскими выборами в Тайване, которые должны были пройти через две недели». В ответ на происшедшее американские власти отправили к Тайваньскому проливу две боевые авианосные группы. Хотя к концу 1996 г Тайваньский кризис был улажен, о полном доверии к Китаю не могло быть и речи.
Во-вторых, это осложнившаяся ситуация на Корейском полуострове. В 1994 г. японская Белая книга по обороне, впервые назвала главной угрозой безопасности в регионе не Россию, а КНДР, указав в качестве дестабилизирующих факторов сохранение напряженности на Корейском полуострове. Особо остро стоял вопрос возможного распространения ядерного оружия и оружия массового поражения в Северной Корее. В Южной Корее расположены крупные американские базы, по мнению Токио, Вашингтона и Сеула это единственная возможность избежать прямого столкновения двух Корей. Скрытность, не желание работать с международными организациями Пхеньяном, порождает недоверие к нему всего мира. Экономика КНДР уже давно находиться в кризисном состоянии. Чтобы не допустить обострение обстановки внутри страны, которое может негативно повлиять на отношения с богатеющим Югом, Япония в рамках Официальной помощи развития проводит продовольственную программу помощи Северной Кореи. Правительственные круги в Японии и США постоянно ведут переговоры по поводу налаживания дипотношений с КНДР и возможного объединения двух Корей.
Необходимо так же учитывать, что, несмотря на некоторое ухудшение отношений двух стран, правящие круги в Токио и Вашингтоне понимали необходимость сохранения союза. Для США потеря Японии означала бы потерю опорного пункта и ослабление своих позиций в АТР. Вашингтону пришлось бы пересматривать всю свою политику в данном регионе. Важность Японии для США: во-первых, это удобное, в стратегическом отношении, месторасположение Японии, а во-вторых, Япония на 70% оплачивает расходы на содержание американских баз, кто из союзников США еще способен на это. Конечно, Соединенные Штаты в случае распада японо-американского союза, нашли бы нового союзника, возможно, им бы стала Южная Корея, возможно Австралия или даже Китай. Однако, во-первых, это потребовало бы огромных финансовых затрат, а во-вторых, не было бы уже той зависимости внешней политики от США которая была у Японии, сложившаяся за последние 50 лет. Да и это могло дестабилизировать ситуацию в АТР, что ни как не входило в планы США.
Как и для США, в японских правящих кругах так же не мыслили будущего без японо-американского союза. Несмотря на все высказывания по поводу необходимого увеличения самостоятельности Японии на международной арене, Токио, избрав курс 50 лет назад, остается верным ему и по сей день. Представить Японию без США очень сложно, как во внешнеполитическом аспекте, так и экономическом. Япония в силу своей «мирной» конституции не может иметь крупные военные структуры, да и «три неядерных принципа» не позволяют иметь ей ядерное оружие. Между тем, ситуация в АТР остается достаточно напряженной, о чем в частности говориться в Совместной декларации, подписанной в 1995 г. США же могут гарантировать Японии безопасность. Кроме того, Соединенные Штаты являются крупнейшим рынком сбыта японской продукции, потеря этого рынка негативно скажется на экономике Японии.
С середины 90-х начинается новый виток в отношениях Токио и Вашингтона, характерной чертой которого стало взаимное стремление к укреплению союза. Это выразилось, прежде всего, в появлении на свет новых совместных документов, которые были направлены на то чтобы, сохранить и упрочнить японо-американский союз, сделать его более жизнеспособным в 21 веке.
Первым документом, положившим начало реформирования всей японо-американской системы, стало принятие в 1995 г. новых «Основных направлений программы национальной обороны на период с 1996 г.», наиболее важным событием стало подписание 17 апреля 1996 г. президентом США Б. Клинтоном и премьер-министром Японии Р.Хасимото «Совместной декларации по безопасности». Следующим шагом в реформировании союза стало утверждение 23 сентября 1996 г. - «Руководящих принципов японо-американского сотрудничества в области обороны»
До 1996 г. оборонная политика Японии осуществлялась на основе специальной программы - «Основные направления в области безопасности» принятой в 1976 г., которая была рассчитана на 20 лет и заканчивалась в 1996 г. В связи со сменой международной обстановки японское правительство, при поддержке американских военных, выработало новую оборонную концепцию.





Метки: история создания стихотворения, факультет истории История других стран

Вы читаете » "Смена приоритетов внешней политики Японии в 90-х гг. ХХ в"

Статьи по теме:

Второй период пребывания Неемии в Иерусалиме
Иерусалим во время осады Санхерива
Відносини російського уряду з запорожцями та його боротьба з “вольностями” запорожців
Ассирия
Римская религия
Архивы ↓

Rambler's Top100