Органы еврейского руководства в Иерусалиме

14 Декабрь 2009 | написал anton


Иерусалим, будучи городом Храма, оставался политическим центром еврейской нации и после того, как административная столица провинции Иудея переместилась в Цезарею. В те годы, когда во главе страны стоял еврейский правитель, назначаемый Римом, статус Иерусалима в качестве главного города страны соответсвовал его статусу в эпоху Хасмонеев; Иерусалим служил местом пребывания Гиркана II, Ирода и Архелая. В те годы в городе располагался также и административный аппарат властей.

В годы прямого римского управления Иудеей, то есть в период наместников, органы провинциальной администрации находились в Цезарее, однако высшие еврейские институты (первосвященники и буле) пребывали в Иерусалиме, и их влияние среди еврейского населения страны выходило далеко за пределы Иерусалима.
Подобная ситуация отразилась и на расположении армейских подразделений, находившихся в распоряжении наместника. Главный штаб располагался в Цезарее в то время, как в Иерусалиме, в крепости Антония, обычно стоял римский гарнизон в задачи которого входило поддержание порядка в дни еврейских праздников, когда массовое посещение Храма могло привести к столкновению с властями.

Первосвященничество и иерусалимская аристократия

Первосвященник руководил отправлением культа в Иерусалиме. Следует видеть в первосвященничестве особый институт власти, так как влияние первосвященников не ограничивалось лишь вопросами богослужения. Положение первосвященников во многом определялось их экономическим и социальным статусом и связями с римскими властями. Таким образом, на протяжении первого века новой эры, вплоть до Иудейской войны, первосвященники и их приближенные являлись политическими руководителями еврейского народа (за исключением короткого периода царствования Агриппы I в 41-44 годах). Иосиф Флавий утверждал, что с возвращением к прямому управлению Иудеей "форма правления (в Иудее) стала опять аристократической, причем, однако, управление народом было доверено первосвященникам" (Иосиф Флавий, "Иудейские древности", книга 20, 10:1). Кто мог стать первосвященником в описываемый период? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вначале познакомиться с новой иерусалимской элитой, образовавшейся в период правления Ирода.

Возникновение новой элиты

В дни царствования Ирода в иерусалимском обществе произошли значительные перемены. Для того, чтобы обеспечить устойчивость свой власти Ирод физически уничтожил отпрысков семьи Хасмонев и представителей тех кругов, на которые опиралось их правление. Захватив Иерусалим у Антигона (в 37 году до н.э.) Ирод приказал казнить сорок пять сторонников Антигона, принадлежавших к высшим кругам городской знати. Затем по приказу Ирода были убиты первосвященник Аристобул, брат жены Ирода; Гиркан II; жена царя Мари-амма; ее мать Александра и сыновья Ирода от Мариаммы Александр и Аристобул. Таким образом были уничтожены все отпрыски семьи Хасмонеев. В дополнение к этому Ирод также расправился с членами знатного рода Бава (Вава), которые поддерживали Антигона.

Вакуум, образовавшийся в Иерусалимской верхушке вследствие уничтожения семьи Хасмонеев и приближенных к ней родов аристократии, заняли сторонники Ирода. Эти люди не играли какой-либо значительной роли в дни хасмонейского государства и их положение целиком зависело от расположение к ним царя, а значит и от их личной преданности ему и от сходства их интересов' Новая элита состояла из людей двух категорий: представителей знатных семей диаспоры (египетских и вавилонских общин) и уроженцев Страны Израиля. Ирод сознавал, что его власть не пользуется значительной поддержкой у евреев Иудеи, и всячески стремился увеличить число своих сторонников среди них, поощряя репатриацию еврейских семей из стран диаспоры и их интеграцию в высших слоях иерусалимского общества. В рамках этой политики он также назначал первосвященников из числа уроженцев Египта и Вавилона: вавилонянин Ананил (Хананэль) и египтяне Иисус, сын Фаби (Иешуа бен Фиаби), и Симон, сын Воэта (Шимон бен Байтос). Среди переселенцев из Вавилона был также Замарис, который обосновался в Башане вместе с сотнями своих воинов. Потомки Замариса являлись ревностными сторонниками Ирода и его наследников и играли важную роль в общественной жизни Иерусалима вплоть до Великого восстания. Возможно, что члены семьи Батира, возглавлявшие иерусалимских фарисеев, также происходили из этого рода. Возвышение вавилонянина Гилеля соответствовало тенденции, при которой новые семьи сосредоточивали в своих руках все большее влияние на жизнь нации. Их представители, прибывшие в Страну Израиля из диаспоры, селились в Иерусалиме и занимали важнейшие посты в руководстве городом. Так шло образование новой аристократии.

Среди представителей иродианской элиты были и уроженцы Страны Израиля. Особенно выделялись среди них идумеи, чьи интересы совпадали с интересами их земляка Ирода. Отметим здесь Костобара, происходившего из знатной идумейской семьи. Он женился на сестре Ирода Саломее, и их потомки принадлежали к иерусалимской общественной верхушке вплоть до конца периода Второго Храма . Видную роль также играли представители некоторых галилейских семей, которые поддерживали Ирода еще во время его пребывания на посту наместника Галилеи, а затем оказали ему помощь в борьбе против Антигона. Из их числа происходили, в частности, первосвященники Маттафия, сын Феофила, и Иосиф, сын Эллима, занимавшие этот пост в конце правления Ирода.

Среди членов новой элиты были и священнослужители, из семей которых происходили первосвященники. По долгу службы эти семьи проживали в Иерусалиме. Они представляли собой замкнутую олигархическую группу. Со времен "возвращения в Сион" и до начала эллинистического периода первосвященники происходили из одной и той же семьи. До назначения на этот пост Менелая (172 год до н. э.) все они относились к потомкам Цадока. Впоследствии, в эпоху хасмонейского царства, первосвященниками являлись сами Хасмонеи. Однако во времена Ирода и далее, до конца эпохи Храма, данную должность занимали представители нескольких семей. М. Штерн разъясняет данный вопрос в одной из своих статей:

Ирод не мог занимать пост первосвященника, так как он не относился к числу потомков Аарона. Любая попытка присвоить себе первосеященство вызвала бы бурю негодования среди евреев. Таким образом перед ним возникла серьезная проблема, требовавшая незамедлительного решения. Назначение первосвященником кого-либо из Хасмонеев или передача этой должности навечно представителям одной из уважаемых семей священнослужителей таили в себе потенциальную угрозу положению Ирода как правителя Иудеи. В подобном случае весь еврейский народ видел бы в первосвященнике и его семье естественных вождей страны. Со временем Ирод открыл для себя ряд приемов, использование которых позволило ему успешно решить данную проблему. Прежде всего, он окончательно отстранил от дел семью Хасмонеев. После убийства Аристобула III1 попросту не осталось члена этой семьи, который мог бы претендовать на занятие должности первосвященника. Он также стремился назначать первосвященников из числа людей, не связанных с семьей Хасмонеев. Помимо этого, он также отменил принцип, в соответствии с которым пост первосвященника переходил по наследству членам одной определенной семьи. Таким образом в эти годы прекратился обычай, по которому первосвягценники являлись членами одной семьи и занимали этот пост до дня своей смерти ... Не вызывает сомнения тот факт, что в дни Ирода наступил упадок института первосвягценничества. С тех пор первосвященники назначались правителями Иудеи, как евреями, так и неевреями .

М. Штерн, 'Царствование Ирода", стр. 66-67.

Существование священнической олигархии отражается в бытовавших в ту эпоху терминах "первосвященники" и "семьи первосвященников" во множественном числе. Можно предположить, что несмотря на частую смену носителей этой высокой должности, бывшие первосвященники продолжали именоваться этим титулом также и после своего смещения. Вместе с тем, не представляется возможным объяснить тот факт, что в произведениях данной эпохи мы зачастую встречаем случаи, когда первосвященниками именуются люди, вообще не занимавшие этого поста. Так в книге "Деяния апостолов" (19:14) упоминаются сыновья некоего "первосвященника Скева", хотя нам точно известно, что он не занимал подобного поста. Симон, самый молодой из членов делегации, посланной из Иерусалима в Галилею, чтобы сместить Иосифа (Флавия) с его должности, был "из первосвященников" (Иосиф Флавий, "Жизнь Иосифа"). Иисус, сын Цафафы, назначенный на пост командующего Идумеей в дни Великого восстания, называется "одним из главных священнослужителей". Понятно, что авторы этих сочинений не имеют в виду первосвященников. Отсюда можно предположить, что подобные титулы указывают на принадлежность их носителей к семьям священнической олигархии, а не на занятие ими собственно должности первосвященника. Становится также ясно, что данная группа занимала очень высокое положение в иерусалимской общественной иерархии последних десятилетий эпохи Второго Храма.

В Талмуде упоминаются четыре больших рода первосвященников: семьи Воэта, Анана, Катроса и Исмаила, сына Фаби. К ним следует добавить и семью Камея, два представителя которой, Симон и Иосиф, занимали пост первосвященника. Возможно, что из нее происходил также и Иосиф Кавия ("Иудейские древности", книга 20, 9:1).

Из всех вышеперечисленных семей мы обладаем наименьшими сведениями о семье Катроса. Семья Воэта оставила неизгладимый след в религиозной и политической истории эпохи, зачастую в ней видят своего рода символ периода Ирода и наместников. Основоположник рода Симон, сына Воэта, прибыл в Иерусалим из Александрии в тридцатых годах первого века до н.э. и стал первосвященником в 23 году до н.э. ("Иудейские древности", книга 15, 9:3). Эта семья пользовалась особым уважением. И Иосиф Флавий объясняет ее быстрое продвижение по социальной лестнице женитьбой Ирода на дочери Симона, Мири-ам'. Дли того, чтобы оправдать столь неравный брак, Ирод назначил Симона первосвященником, отстранив для этого с должности Иисуса, сьша Фаби. Симон занимал этот высокий пост в течение восемнадцати лет. Ирод сместил его в результате конфликта, который разразился в царской семье, и в котором была замешана его жена и дочь Симона, Мириам. Вместо него Ирод сделал первосвященником Маттафию, сьша Феофила, который также состоял в родстве с домом Воэта. Спустя короткое время он уволил и его, назначив на это место Иоазара из семьи Воэта. Архелай сместил его и передал пост первосвященника его брату Елеазару. Лишь спустя сорок лет, в начале царствования Атриппы I, представитель этой семьи вновь занял пост первосвященника. Им был Симон Канфера, по-видимому, младший сын Симона Воэта. Таким образом, можно предположить, что три сьгна Симона Воэта: Иоазар, Елеазар и Симон были первосвященниками.

В соответствии с обычаем, члены семьи Воэта вступали в брак с представителями других семей священнослужителей из числа членов олигархии. Известен по меньшей мере один подобный пример - замужество Марфы из семьи Воэта, которая была женой первосвященника Иисуса, сына Гамалиила (Гамлиэля).

Возвышение семьи Анана произошло несколько позднее, во времена первых наместников или в период правления Архелая. Иисус, сын Сия, назначенный первосвященником по решению Архелая, по-видимому, первым из членов семьи получил данный пост. Позднее первосвященником стал также его брат Анан, сьш Сефа. Он оставался на посту в течение долгого времени (6-15 гг. н.э.). Первосвященниками также стали пятеро его сыновей: Елеазар, Ионафан, Феофил, Маттафия и Анан, а также его зять Каиафа.

Трое из первосвященников тех лет были членами семьи Фаби (с хронологической точки зрения, она была первой из семей новой олигархии священнослужителей): Иисус, сына Фаби - в дни правления Ирода; Исмаил - во времена наместника Валерия Грата; другой Исмаил - при царе Агриппе П.

Данные семьи, вследствие контроля над Храмом и богослужением, обладали огромным политическим, экономическим и религиозным влиянием. Помимо поста первосвященника их представители занимали ряд важных должностей в Храме (администраторов, казначеев, старших священнослужителей, а также посты в городской администрации. Пост старшего священнослужителя бьш вторым по значению в храмовой иерархии. Старший священнослужитель замещал первосвященника при отправлении богослужения в случае, если он временно не мог исполнять свои обязанности, отвечал за жертвоприношения священнослужителей и надзирал за происходившим на Храмовой горе. Казначеи отвечали за хранение храмового имущества и ряд других вопросов, а администраторы ("храмовые начальники") занимались различными финансовыми делами. Таким образом, эти семьи также ведали имуществом Храма, его доходами и расходами. Их колоссальное влияние, богатство (в частности, владение землями) и замкнутое существование создали настоящую пропасть между ними и простыми священнослужителями. Иосиф Флавий сообщает, что накануне Великого восстания:

Возникли ссоры и смуты между первосвященниками, священниками и наиболее влиятельными иерусалимскими гражданами. Каждый из враждующих собирал везде себя толпу крайне отчаянных и беспокойных приверженцев, становился во главе их и вел их в боа.. При столкновениях эти отряды осыпали друг друга сперва бранью, а затем и каменьями. Между тем не было никого, кто мог бы их припугнуть и тем положить предел смуте; напротив, все эти злоупотребления происходили как будто бы в городе не было начальства. Первосвященники настолько потеряли всякий стыд и дошли до такой дерзости, что решались отправлять своих слуг к гумнам, чтобы забирать там десятину, предназначавшуюся для простых священнослужителей. Таким образом случилось, что несколько бедных священников умерло от голода.

Иосиф Флавий, "Иудейские древности", книга 20, 8:8.

Иосиф Флавий также рассказывает о насильственном захвате десятой части урожая, полагавшейся простым священнослужителям:

Тем временем влияние первосвященника Анана росло со дня на день и он пользовался любовью и почетом своих сограждан... При этом у него были крайне испорченные слуги, которые в обществе подонков народа отправлялись на гумна и там насильно овладевали предназначавшуюся для простых священнослужителей десятиной; в случае ж сопротивления они прибегали к побоям. Так как никто не мог препятствовать этому, то и другие первосвященники делали тоже, что и слуги Анана. Тогда-то многим из священников, для которых раньше десятина представляла источник существования, пришлось умереть от голода.

Иосиф Флавий, "Иудейские древности", книга 20, 9:2.

Из этих описаний Иосифа Флавия, а также из талмудической традиции мы узнаем, о деградации представителей священнической олигархии в последние годы перед разрушением Храма. Начало данному процессу было положено еще во времена правления Ирода. В дни Хасмонеев первосвященник пользовался огромным авторитетом и уважением среди народа. Ирод, однако, не мог служить первосвященником, а также опасался конкуренции со стороны людей, исполнявших эту должность. Поэтому он отменил традицию, в соответствии с которой данный пост являлся пожизненным и переходил по наследству от отца к сыну. Первосвященниками он назначал своих приближенных и смещал их по собственному желанию. Таким образом первосвященник при Ироде превратился в простого государственного служащего, ответственного за отправление культа, который целиком зависел от доброй воли царя. Ирод также назначил самого себя хранителем облачения первосвященника, и, таким образом, еще более увеличил зависимость первосвященника.

Смена первосвященников стала особенно частой в эпоху наместников, прежде всего, в период последних наместников, когда назначение и отстранение первосвященников было прерогативой еврейских правителей (Ирода Младшего и Агриппы II). На протяжении 103 лет царствование Ирода и правления наместников (37 год до н.э. - 66 год н.э.) были назначены 28 первосвященников, в то время, как в течение 115 лет, со времен Ионафана Хасмонея и до захвата Иерусалима Иродом (152-37 гг. до н.э.) лишь 7 человек занимали этот пост, и все они принадлежали роду Хасмонеев .

Бюрократический характер поста первосвященника, частая смена его носителей и борьба за эту должность между семьями, входившими в олигархию, привели к снижению авторитета данного института. Исходя из этого, становится понятной борьба восставших против священнической олигархии в начале Великого восстания и назначение на эту должность Фанию (Пинхаса), сына Самуила, после того, как они захватили власть в Иерусалиме.

В строках, которые посвятил этим событиям Иосиф Флавий, проскальзывает характерное для представителя аристократии осуждение упрямства неграмотного простонародья. Однако он также упоминает требования этих "простых людей", которые возражали против обязательной принадлежности первосввященников к определенным семьям и передачи поста по наследству, выдвигая вместо этого принцип ротации и жеребьевки при выборе носителя этой высокой должности. Они утверждали, что таков был порядок назначения первосвященников в древние времена.

Приниженность и робость народа рядом с неистовством названной партии усугублялись до того, что последняя присвоила даже себе право избрания первосвященников. Она отвергла привилегии тех фамилии, из которых по преемственности назначались первосвященники, и выбирала простых людей низкого звания для того, чтобы в них иметь сообщников своих насилий; ибо люди достигшие высшего достоинства без всяких заслуг должны были служить послушным орудием в руках тех, которым они обязаны были своим положением. Тех же, которые еще могли препятствовать им, они путем разных интриг и наушничаний восстановили друг против друга и затем воспользовались их взаимными распрями для своих целей... К своим злодействам они присовокупили еще издевательство.

Они хотели именно испытать, как далеко простирается страх народа перед ними, и испробовать вместе с тем свои собственные силы - и вот они осмелились избрать первосвященников по жребию в то время, как сан этот, как мы уж заметили, переходил по наследству. Для оправдания своего дерзкого нововведения они ссылались на какой-то древний обычай и уверяли, что и в былые дни первосвященническое достоинство давалось по жребию. В сущности же это было уничтожение бесспорного закона - средство к возвышению их власти, к насильственному захвату высшего достоинства, к чему они собственно и стремились. Таким образом они собрали одно из священнических отделений, называемое Элиахимом, и выбрали первосвященника по жребию. Случайно жребий выпал на человека, личность которого ярко осветила все безумие их затеи, на некоего Фаннию (Пинхаса), сына Самуила из деревни Афты. Против его воли они потащили его из деревни, нарядили его, точно на сцене, в чужую маску, одели его в священное облачение и наскоро посвящали его в то, что ему надлежит делать. Для них это гнусное дело было шуткой и насмешкой, другие же священники обливались слезами при виде того, как осмеивается закон, и стонали над профанацией священных должностей.

Иудейская война, 4:3:б-8.

Тосефта также приводит случай избрания первосвященника в ходе жеребьевки, рассказывая о том, как первосвященником стал "непосвященный" священнослужитель, которьш плохо разбирался в обязанностях первосвященника:

О Пинхасе из Хаваты сказано, что выпал ему жребий быть первосвященником. Пришли к нему казначеи и управляющие и увидели, что он рубит камень. Вырубленное пространство наполнили над ним золотыми монетами. Рабби Ханаания, сын Гамлиила, сказал: не каменщик он, а наш господин он, но нашли его пашущим, как сказано об Элише: двеннадцать пар животных, и он в двенадцатой.

Тосефта, Иом а-кипурим, 1:6

Избрание первосвященником простого земледельца, который не имел ничего общего с семьями знати, свидетельствует о желании мятежников отобрать у семей олигархии монополию на первосвященство.

Заключение.

Иерусалимская аристократия периода наместников состояла в основном из небольшого числа могущественных семей священнослужителей. Их члены становились первосвященниками и назначались на другие должности в Храме. Представители этих семей обычно сотрудничали с римскими властями и с потомками Ирода. Наряду со священнической знатью существовала также секулярная аристократия. К ней относились в первую очередь потомки царя Ирода, среди них Ирод из Халкиды и Агриппа II. Несмотря на то, что Иерусалим и Иудея не относились к числу их владений, в 64-66 годах римские власти предоставили им право назначения и смещения первосвященников. Среди других влиятельных лиц того периода следует отметить руководителей фарисеев из числа потомков Гилеля: его внука Гамлизля Первого ("старшего") и сына последнего Симона (Шимон бен Гамлиэль), который являлся видным членом умеренного правительства на первом этапе Великого восстания. К еврейской аристократии можно также отнести богатых иерусалимцев, например, Иосифа из Арифамеи (Иосеф из Раматаима), которого Евангелия упоминают в качестве члена буле (Марк, 15:42-43; Лука, 23:50). Иосиф Флавий называет их "наиболее влиятельные иерусалимские граждане", "иудейские руководители", "знатные граждане Иерусалима" и т. д. Среди руководителей фарисеев следует назвать также Иоанна, сын Заккая (Иоханан Бен-Заккай), который не упоминается в сочинениях Иосифа Флавия.

К иудейской аристократии можно также отнести влиятельных жителей сельских районов и провинциальных городов. Речь идет о крупных землевладельцах, обладавших значительным влиянием в местах своего проживания. Зачастую они поддерживали тесные взаимоотношения с иерусалимской знатью. Среди них следует упомянуть противника Иосифа в Галилее Иоанна Гисхальско-го. К их числу относятся, вероятно, и те землевладельцы, которые по словам Иосифа Флавия пострадали от набегов восставших, например, богатые идумеи, имущество которых разграбил Симон, сын Гиоры (Шимон бар Гиора).

Синедрион.

Синедрион ("санедрин" на иврите) является своего рода символом еврейского руководства в Иерусалиме. Что представляло собой данное учреждение? Нелегко ответигь на этот вопрос. Проблема синедриона является одной из сложнейших проблем истории эпохи Второго Храма. Сведения о данном органе, содержащиеся в дошедших до наших дней источниках (сочинения Иосифа Флавия, Новый Завет и Талмуд), полны противоречий и несоответствий. Помимо этого, нельзя исключить, что различные источники понимают под словом "синедрион" различные учреждения. При изложении материала данного курса мы решили не вдаваться в детали этой проблемы. На последующих страницах мы лишь коснемся некоторых ее сторон и представим гипотезу, которая, по мнению исследователей может способствовать прояснению имеющихся неясностей.

Слово "синедрион" дословно переводится с греческого языка как "совместное заседание, консультация". В греко-римском мире это понятие часто использовалось в качестве юридического термина, обозначающего совет, в чьи функции входит обсуждение законов и судебных вопросов. Однако нередко им также именовали совет или конференцию, не имеющих отношения к юриспруденции. В Стране Израиля мы впервые встречаем этот термин в период реформ Габиния. Иосиф Флавий сообщает, что Габиний разделил территорию страны на пять синедрий, то есть независимых друг от друга областей, каждая из которых управлялась Синедрионом - советом видных граждан, который выполнял административно-бюрократические функции ("Иудейская война", 1:8:5). Талмуд представляет Синедрион в качестве высшего судебного органа, обладающего широкими полномочиями. В его состав входят мудрецы-фарисеи. Заседания Синедриона проходят в особом помещении ("каменной палате" - "Лишкат Агазит") на Храмовой горе. Задачей Синедриона является принятие судебных решений, установление норм повседневной жизни на основании Моисеева закона (галахот) и распространение этих норм среди евреев. Из талмудических текстов также становится ясно, что Синедрион пользовался огромным авторитетом и уважением у евреев Страны Израиля.

В начале не было разногласий в Израиле, потому что Синедрион в составе семидесяти одного человека заседал в каменной палате, и было два суда с тремя судьями: один у Хейля, а другой на Храмовой горе. И в каждом городе Страны Израиля заседал суд из двадцати трех судей. Если у кого-нибудь возникал вопрос относительно какого-либо закона (галахи), то он обращался в суд, который был в его городе. Если могли ответить ему там, то обращались в суд соседнего города. Если там судьи могли ответить на вопрос, то так и делали, а если нет, то задающий вопрос и муфла этого суда обращались в суд на Храмовой горе. Если там могли дать ответ на вопрос, то так и делали; а если нет, то задающий вопрос и муфла этого суда обращались в суд у Хейля. Если там могли дать ответ па вопрос, то так и делали; а если нет, то оба этих суда собирались на большой суд в каменной палате на Храмовой горе, откуда выходит Тора к народу... Посылали оттуда {посланцев] во все города в Израиле. И когда находили человека мудрого, скромного, трезвого, с верным глазом, смиренной душой, мягким нравом, добрым сердцем, хорошими наклонностями и доброй участью, то усаживали его в суде на Храмовой горе, затем в суде у Хейля, а затем в большом суде в каменной палате. Члены Синедриона располагались полукругом, а его председатель сидел в центре, чтобы все могли с легкостью видеть и слышать его.

Иерусалимский Талмуд, Санхедрин, 1:19:73.

Складывается впечатление, что Талмуд рисует картину идеальной системы еврейского правосудия, не существовавший в действительности в эпоху Второго Храма. Истинное положение дел, сведения о котором содержатся в сочинениях Иосифа Флавия было совсем иным. Такой точки зрения придерживался и исследователь И. Эфрон. По его мнению, иерархическое строение судебной системы во главе с "Великим Синедрионом" было идеальной моделью правосудия, выработанной фарисеями, но так и не осуществившейся на практике. Аналогичный вывод можно сделать также и при внимательном изучении текстов Иерусалимского Талмуда.

При изложении истории эпохи династии Ирода и наместников Иосиф Флавий неоднократно использует термин "синедрион" ("санедрин" или "санхедрин"). Во всех случаях речь идет о судебном органе, который созывается по инициативе правителя страны из рода Хасмонеев или Ирода. Мы упоминали о том, что будучи наместником Галилеи Ирод был предан суду Синедриона, созванного Гирканом II, по обвинению в убийстве мятежников без суда ("Иудейские древности", книга 14, 9:3). Название "синедрион" получили также суды, приговорившие к смерти по приказанию Ирода последних отпрысков рода Хасмонеев и членов семьи самого Ирода. Агриппа II созвал Синедрион для того, чтобы наделить левитов определенными правами ("Иудейские древности", книга 20, 9:6).

Во всех вышеприведенных случаях Синедрион весьма далек от талмудического образа высшего органа еврейского народа. Иосиф Флавий, впрочем, упоминает о том, что в состав Синедриона, судившего Ирода, входил еврейский мудрец Самея (Шмайя), и лишь он, из всех судей, не боялся Ирода и требовал признать его виновным. Иосиф Флавий также сообщает, что "Ирод, сам став царем, казнил всех судей Синедриона, кроме одного Самеи, равно как и самого Гиркана" ("Иудейские древности", книга 14, 9:4).

Обращает на себя внимание тот факт, что Синедрион, созванный Гирканом, был весьма далек от принципов судопроизводства фарисеев. В соответствии с Талмудом, на заседаниях Синедриона председательствует один из мудрецов фарисеев, а не правитель страны. В данном же случае во главе Синедриона находился Гиркан, который отложил его заседание и, тем самым, спас Ирода от вынесения обвинительного приговора. Синедрион, который созывался в дни правления Ирода, также не соответствует талмудической модели. Нам известно, что его решения принимались в соответствии с пожеланиями царя.

С превращением Иудеи в римскую провинцию в 6 году новой эры еврейские суды потеряли право рассмотрения уголовных дел, которое стало прерогативой римского наместника ("Иудейская война", 2:8:1). Упоминание об этом содержится также и в Иерусалимском Талмуде:

"За сорок лет до того, как был разрушен Храм, изъяты были уголовные дела из судов Израиля"

Трактат Санедрин 1, 18:71.

Хотя это произошло более, чем за сорок лет до разрушения Храма, данное изречение точно передает положение дел в Иудее после 6 года новой эры. Отсутствие возможности судить уголовные преступления делает еще менее вероятной существование описанной в Талмуде системы правосудия. Лишь незначительные вопросы остались теперь в ведении еврейских судов. Как уже было сказано выше, уголовные дела разбирались отныне наместниками, причем некоторые судебные полномочия были переданы потомкам Ирода (например, Агриппе II, чьи основные владения располагались на севере страны). Юрисдикция еврейских судов распространялась лишь на чисто религиозные дела, не представлявшие интереса с точки зрения римских властей. К ним относилось составление календаря, проблемы ритуальной чистоты и скверны, отправление культа в Храме, а возможно также и финансовые проблемы. Поэтому, даже в том случае, если Большой Синедрион и заседал в Иерусалиме в то время (как считают некоторые исследователи), его полномочия не выходили за рамки этого круга вопросов.

Иосиф Флавий отмечает, что хотя руководство Храмом осуществлялось первосвященником и священнослужителями, однако и фарисеи пользовались большим влиянием на дела Храма. При этом их авторитет проявлялся не столько при повседневном отправлении культа, сколько в дни больших праздников, когда в Храме собирались тысячи паломников (принесение пасхальной жертвы, первых плодов и т.д.). В дни правления Ирода в Иерусалиме проживали два мудрецафарисея, Гилель и Шаммай. Они придерживались различных принципов толкования еврейского закона, и в соответствии с этим, возникли две различные школы еврейского права: "дом Гилеля" и "дом Шаммая" Их приверженцы действовали в Иерусалиме на протяжении всей последующей эпохи, вплоть до разрушения Храма. Представители двух данных школ возглавляли два различных суда. Они устанавливали нормы, касающиеся тех или иных аспектов еврейской жизни. Мы не знаем, насколько авторитетны были обе данные школы за пределами Иерусалима и каким образом проходили на практике разбирательства дел сторон. Следует также учесть, что в различных поселениях на территории провинции существовали местные органы руководства. Отсутствуют какие-либо свидетельства о том, что первосвященники или мудрецы фарисеи осуществляли повседневный контроль за жизнью евреев вне Иерусалима.

Буле - городской совет Иерусалима

Дата возникновения этого органа в Иерусалиме неизвестна. Наиболее раннее упоминание о нем с хронологической точки зрения относится к периоду Понтия Пилата. Буле также упоминается в послании Клавдия, которое датируется 45 годом новой эры.

В документах эллинистической эпохи не раз упоминается "герусия", то есть "совет старейшин". Можно предположить, таким образом, что при царях династии Хасмонеев, а затем в дни царствования Ирода, при правителях существовал своего рода консультативный совет. В период наместников возникло буле, которое, как следует из имеющихся у нас данных, носило аристократический характер. До нас дошли имена некоторых из членов буле, однако неизвестно, каким образом они назначались на свои посты, и упоминание о них у Иосифа Флавия относятся в основном к концу Второго Храма.

Римский историк Кассий Дион ("Римская история", 66:6,2) упоминает членов иерушалаимского буле при рассказе о разрушении Храма. В Талмуде при повествовании о разрушении Храма также упоминается "палата бульветина", то есть место заседаний буле (Иерусалимский Талмуд, Таанийот 4, 69:71), а у Иосифа Флавия оно называется "булетерион".

Являлся ли буле городским советом Иерусалима или общенациональным органом руководства всех евреев Страны Израиля? В дошедших до нас источниках отсутствует полный перечень полномочий буле, однако упоминается, что в период правления Флора, последнего наместника Иудеи накануне Великого восстания, члены буле и его служащие (архонты) пытались успокоить страсти и предотвратить выступление против римлян. В целом можно сделать вывод, что буле являлось аристократическим учреждением, представлявшим интересы евреев Страны Израиля перед римскими властями. Его члены и сотрудники также принимали участие в сборе налогов в пользу римской казны. Иосиф Флавий сообщает о том, что когда в окрестностях Иерусалима появился человек по имени Иешуа, сын Анана, который пророчествовал о гибели Храма, он был задержан "архонтами буле" и доставлен к наместнику Альбину ("Иудейская война", 6:5:3). Отсюда можно сделать вывод, что в функции буле также в какой-то мере входило поддержание общественного порядка в городе. Это же следует из требования наместника Флора о выдаче оскорбивших его демонстрантов, с которым он обратился к уважаемым гражданам Иерусалима (там же, 2:14:8).

Можно заключить, что если буле и не имел общенационального статуса с формальной точки зрения, то богатство и положение его членов, а также наличие среди них "первосвященников", способствовало распространению его влияния далеко за пределами города.

Иосиф Флавий также упоминает орган под названием "десять влиятельнейших иудеев" ("дека-протой" по-гречески), который действовал во времена наместника Феста. Его члены входили в состав иерушалаимской делегации, отправившейся тогда к императору Нерону в Рим ("Иудейские древности", книга 20, 10:5). Неясно, каковы были взаимоотношения этого органа с буле, однако Иосиф Флавий упоминает также дека-протой Тивериады (Тверии), города, в котором также было буле и архонты ("Жизнь Иосифа", 69:296). Данный орган был распространен и в других городах античного мира (он существовал независимо от буле). На Ближнем Востоке дека-протой существовал в Герасе (ныне иорданский город Джераш), о чем свидетельствует надпись, датируемая 66 годом новой эры.

На основании аристократического характера и греческих названий этих учреждений можно сделать вывод о том, что Иерусалим весьма напоминал греческий полис, хотя и не обладал подобным статусом официально. Мы также отметим проблематичность термина "синедрион". Большой Синедрион, описанный в Талмуде, существовал лишь в воображении его авторов. На деле существовали различные учреждения, которые именуются этим словом в исторических источниках, относящихся к той эпохе. Следует помнить, что представление о Большом Синедрионе, заседающем в каменной палате на Храмовой горе и занятым распространением еврейских законов, свидетельствует о концепции еврейского правосудия, которой придерживались фарисеи.

Ведущее положение в еврейском обществе того времени заняла новая иерушалаимская аристократия, сложившаяся во времена царя Ирода, и, прежде всего, семьи первосвященников и городских богачей. Из их числа назначались члены буле - иерушалаимского городского совета, который вел дела города и в определенной степени оказывал влияние на решение общенациональных вопросов. Большим влиянием пользовалась также группа мудрецов-фарисеев, которой предстояло занять ведущее место в еврейском обществе после разрушения Храма.

В тех или иных городах провинции Иудея существовали также и местные органы власти. Мы не располагаем сведениями об их взаимоотношениях с органами руководства евреев Иерусалима, однако можно предположить, что видные граждане этих городов поддерживали взаимоотношения с представителями иерушалаимской знати. Об этом свидетельствует Иосиф Флавий, описывая связи между Иоанном Гисхальским и Симоном, сыном Гамлиеля, который являлся одним из руководителей умеренного правительства Иудеи на первом этапе Великого восстания.





Метки: История других стран

Вы читаете » "Органы еврейского руководства в Иерусалиме"

Статьи по теме:

Иерусалим в период правления Иосии, 639-609 гг. до н.э.
Японо-американские переговоры по пересмотру договора безопасности. (октябрь 1958 г.- январь 1960 г.)
Цели и методы португальских завоеваний на побережье Западной Африки
Бартоломеу Диаш и открытие Мыса Доброй Надежды
НАСЛЕДИЕ ДРЕВНИХ КЕЛЬТОВ
Архивы ↓

Rambler's Top100