ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ГЕРМАНИИ В XVI В

16 Июнь 2009 | написал gosha


Реформация предала Человека.
Эразм Роттердамский

XVI век - Чинквенченто – поздний этап Возрождения, эпоха великих потрясений, небывалого расцвета искусств и смелых открытий передовой мысли. Для этого периода характерно усиление новой, раннебуржуазной идеологии, использование античных традиций и языков наряду с возрастанием значения языков национальных, создание сочинений антиклерикального направления. Возрождение XVI века в Германии развивается на фоне народных движений и совпадает по времени с Реформацией, окрашивая весь исторический процесс в утверждение свободомыслия. И хотя специфика двух явлений, Возрождения и Реформации, не однолика, несомненно их взаимовлияние и взаимопроникновение. Критика церкви в трудах гуманистов способствовала выступлениям против папства деятелей Реформации, хотя цели и итог этих выступлений были разными: использование античных традиций деятелями Возрождения приводило к усилению языческих антиклерикальных сторон культуры. Сторонники Реформации прибегали к древним языкам для опровержения старых и утверждения новых религиозных норм. « Несмотря на специфические черты в процессе таких явлений, как Возрождение и Реформация, на определенных этапах они имели точки соприкосновения в области свободомыслия». Открытое свободомыслие не только оказало огромное влияние на идеологическую жизнь всей Европы повергнув в смятение римско-католическую церковь, видоизменив ее облик, но также явилось своеобразной почвой, на которой взошли семена новых общественных сил. «Это была величайшая из революций, какие до тех пор пережила Земля"» - писал Ф.Энгельс о Возрождении. В своих заметках «Из области истории» он пишет о Возрождении как о грандиозной эпохе, когда горожане подорвали мощь феодализма, на арену классовой борьбы выступило крестьянство, а за ним и предшественники пролетариата. Действительно, в XVI – веке позднего Возрождения – произошла первая буржуазная революция в Европе – Великая крестьянская война в Германии, а за ней и вторая буржуазная революция – в Нидердландах, завершившаяся победой нового строя.
Конец XV и первая четверть XVI вв. занимают особое важное место в истории средневековой Германии. Как и в предыдущие века, Германия оставалась политически раздробленной страной с неустановившимися и в ряде мест спорными границами. Название «Священная Римская империя германской нации» отражала лишь стремление германских императоров к господству над всей Западной Европой. В действительности же эта «империя» не обладала внутренним единством и не имела политического центра.
Важные сдвиги в экономическом развитии страны особенно в начале XVI в. обострили классовые противоречия в стране и выявили всю невыгодность раздробленного состояния для ее дальнейшего экономического развития и особенно для ее международного положения. Раздробленная Германия, состоявшая из обособленных территориальных княжеств и многочисленных имперских графств, прелатств и городов, считавших себя политически суверенными, все больше и больше уступала консолидировавшимися силам соседних народов, среди которых развивался и в ряде случаев завершался процесс формирования национального государства (Россия на востоке Европы, Франция на западе). Развитие Германии больше напоминало хаотичное явление, в ней не проявлялось концентрация сил и интересов. Как отмечает Энгельс, « …в начале XVI в. разные сословия империи – князья, дворяне, прелаты, патриции, бюргеры, плебеи и крестьяне –составляли чрезвычайно хаотическую массу с весьма разнообразными, во всех направлениях взаимно перекрещивающимися потребностями. Каждое сословие стояло поперек дороги другому и находилось в непрерывной, то скрытой, то открытой борьбе со всеми остальными».
Внешнее проявление сложности классовой структуры германского общества в целом отражало противоречивость и не способность ни одного класса сознательно выступить как общенациональная сила. Имущие классы были еще в той или иной мере связаны с сословными и корпоративными привилегиями феодального общества. На этом фоне, все отчетливо выступали стихийные народные волнения крестьян и плебеев, тех, кто не имел в феодальном обществе никаких привилегий. Нарастанию революционного подъема способствовали гуситские войны в Чехии.
«Чешская ересь» обнаружила тенденцию к распространению по другим странам и основные причины, облегчающие это распространение, заключались в тесной связи данной ереси с отрицанием всякого феодального господства и феодальных платежей церковным и светским феодалам. В этот период на крестьянское революционное движение уже возлагали надежды и некоторые оппозиционные круги из имущих классов, что, следовательно, назревающее движение получило общеполитическое значение. В этих условиях развитие специфического германского гуманизма, с его религиозно - философской основой против католической церкви и национальной идеей, должно было вызвать острые идеологические конфликты и чрезвычайно осложнить и без того запутанную политическую обстановку в стране.
Гуманисты в Германии выражали настроения тех передовых горожан (оппозиционных кругов из имущих классов), которые не могли мириться с жалким состоянием раздробленной Германии, раздираемой княжескими распрями и подвергающейся грабежу со стороны папской курии. Немецкие гуманисты живо реагировали на все вопросы, волновавшие разнородную политическую и религиозную оппозицию в стране. Их внимание привлекали, прежде всего, вопросы религии, философии и морали, вопросы общественной и политической жизни, связанные с нараставшим оппозиционным движением в стране. Гуманизм позднего Возрождения уже значительно отличался от гуманизма раннего Возрождения своей боевой настроенностью против средневековой идеологии, своей настойчивостью и конкретностью в борьбе за самостоятельность и независимость опытных наук по отношению к богословию. Проблемы германской государственности и бесцеремонного засилья в Германии католического духовенства стали главенствующими во взглядах гуманистов, а размышления о античной литературе и философии, восхваление культурой Итальянского Возрождения отступили на второй план.
Католическая церковь к концу XV началу XVI вв. являлась самым крупным феодальным землевладельцем и в феодальном мире сверхгосударственной силой, политические претензии которой подкреплялись не только тем, что она была идеологической опорой феодализма, но и определенным аппаратом нажима. Этот аппарат сверху донизу – от самого папы до мелкого католического клира – лежал тяжелым бременем на народах христианских стран, из которых выкачивались огромные средства. Папа был настоящим светским государем, который имел свое войско, свои государственные доходы, свой государственный аппарат, свои дипломатические связи. Двойственность в положении папского двора и папских учреждений проявлялась, прежде всего, в смешении светских и церковных функций. Результатом смешения церковных функций с функциями светского государства было то, что в своей военной и дипломатической деятельности папское государство опиралось не только на религиозный авторитет и влияние католической церкви, но и на огромные богатства церкви, на огромные доходы, которые стекались в Рим со всех стран католического мира, а также на свою многочисленную агентуру во всех христианских государствах. Проникая во все страны христианского мира, обладая во всех странах политическими позициями папская церковь претендовала на то, чтобы стоять выше светского государства. Проповедуя всюду презрение к миру и к человеческому земному существованию, освещая этой проповедью феодальный строй и крепостнические отношения «Вотчина святого Павла» старалась всеми религиозными, материальными и политическими средствами подчинить себе мир и овладевать его благами в угоду своему огромному, разветвленному по всем странам аппарату. Всюду говорили об « обмирщвлении» церкви, о том, что церковь погрязла в неблаговидных материальных делах, «испортилась» и совершенно «забыла» о своем духовном назначении.
С 1513 г. папский престол занимал Лев X, при котором началось бурное реформационное движение . «Биография этого папы, как до его вступления на престол, так и во время его папского правления, также является ярким показателем характера «обмирщвления» католической церкви». К этому моменту уже развернулась консолидация в Европе ряда национальных государств, которым притязания церковной сверхгосударственной организации были ненавистны. Даже в церковных кругах этих государств нарастала оппозиция против папского монархизма, которое получило в истории название « соборное движение». В этом движении местного духовенства разных стран нашло свое отражение общее стремление, утвердившееся в политических кругах этих стран и со стороны светских государей, - стремление отстоять свою самостоятельность как в области политической, так и в области религиозной. Базельский собор ограничивший права пап, вынудил в 1516 г. Лев X пойти на большие уступки французскому королю, представителю самой большой и авторитетной католической страны того времени. Своими уступками римский двор обезопасил себя от действий церковной оппозиции и надеялся, что его соглашение с французским королем ослабит влияние соборного движения в других католических странах. Действительно, соглашательская политика дала значительные результаты в тех странах, где процесс централизации уже был завершен или завершался. Правительства крупных феодальных государств в эпоху подъема крестьянских антифеодальных движений и развития оппозиционного движения в городах сами были заинтересованы в незыблемости религиозного авторитета католической церкви. И уступки привели к ослаблению реформационного движения.
Иным было положение в политически раздробленной Германии. Здесь представители высшего католического клира чувствовали себя полными хозяевами. Многие епископы и другие высшие церковные чины были территориальными князьями и считали для себя нормальным образ жизни светских государей. Папские легаты, посланные для сбора денег и для проповедей, разъезжали по Германии, действовали там бесцеремонно вплоть до открытых широких продаж индульгенций. Торговля доходными местами приняла в Германии поистине беззастенчивые формы.
Считая немецкую церковь самой богатой во всем христианском мире папский Рим не считался с императорами и не желал идти ни на какие уступки. Папа умело лавировал между раздираемой междоусобицами Германией и не без основания рассчитывал на поддержку духовных князей, на немецкий епископат, на раздоры и соперничество между князьями империи, между князьями и императором, на слабость политических позиций городов, на общую боязнь всех имущих классов перед назревшим восстанием народных низов. Невозможность для германских императоров сопротивляться папскому произволу объяснялась и тем, что великодержавная программа Габсбургов – создание универсальной всехристианской монархии – представлялась германским императорам осуществимой только в тесном контакте с универсальной католической церковью. Несмотря на многовековую вражду между императорами и папами, обе эти реакционные силы должны были действовать солидарно в эпоху, когда завершалось образование национальных государств в Европе, а в самой Германии назревали бурные революционные события.
Уже 90 года XV в. можно назвать поворотными в истории немецкого гуманизма, насыщение его новыми передовыми идеями. Гуманистическая литература этого времени оказала уже влияние и на те круги, которые не принадлежали к гуманистам. Интеллектуальная элита, наблюдая приближавшуюся социальную грозу, стремилась к ее предупреждению, разоблачая в резкой форме наиболее возмутительные пороки, укоренившиеся в обществе и церкви, и призывая к их устранению. Выражая настроения образованных кругов горожан, гуманисты выступали противниками церковного мракобесия и средневековой схоластики, высмеивали и отвергали феодальный строй. Антифеодальная идеология утверждала новые принципы гуманистической культуры, в основе которой была заложена «философия Христа». В необходимости искоренения зла в любых его проявлениях человеческого бытия они видели залог обновления жизни и отношений между людьми.
Поворотным в истории период гуманистического движения можно назвать и потому, что именно в этот промежуток времени наиболее ярко проявился аристократизм гуманизма, который «миновал массы и отрезал от них высшие сословия». Несмотря на то, что творческая деятельность известных немецких гуманистов была тесно связана с народными корнями, и именно ими был поднят первыми флаг национального самосознания, однако по самой своей форме гуманистическая культура представляла собой особый вид аристократии – аристократию знания, аристократию образованности. Это было для народных масс « несравненно оскорбительнее аристократии крови». Именно в этом и есть главное отличие Реформации от Возрождения, которая «не миновала массы». Но для любого действия, в том числе и исторического, необходимо время вызревания идеи (теории), которой и стало Возрождение.
Религиозно-философская и национальная основа идей германского Возрождения стала той формой, которая волновала тогда в той или иной степени все разнообразные прослойки общества. Общий лагерь гуманистов, в целом представителей определенных прослоек германского общества, первоначально единый против реакционно-католического лагеря, под влиянием неизбежных политических процессов раскалывается на революционный и реформаторский. Разница первых от вторых была в полном утверждении светской власти вместо власти духовенства.
«Прежде чем начать успешную борьбу против светского феодализма в каждой стране и в отдельных его сферах, необходимо было разрушить центральную священную организацию». Реформация, т.е. движение против папской католической церкви, стала первым этапом широкого революционного движения в первой половине XVI в. в Германии. Начало германской реформации связано с именем Мартина Лютера. Реформация началась 31 октября 1517 г. с провозглашения требований, отвечавшие интересам средневекового бюргерства, об установлении «дешевой» церкви, об отмене торговли индульгенциями. «Бюргерская ересь требовала восстановления простого раннехристианской церкви и упразднения замкнутого сословия священников. Это дешевое устройство устраняло монахов, прелатов, римскую курию – словом, все, что в церкви было дорогостоящим». В основе протеста лежало обращение к различным местам священного писания, о котором «забыли» священнослужители и первоначально смысл протеста был далек от серьезного конфликта с папством. Лев X увидел в выступлениях обычный спор между соперничавшими монашескими орденами и не придавал им значения. В 1519 г. на диспуте в г. Лейпциге Лютер уже заявил о том, что церковь может существовать и без папы. Он отвергал и духовенство как особый священный институт, говоря, что перед богом каждый христианин является в известной степени священником. Он публично заявлял свою солидарность со взглядами Яна Гуса и осуждал тех, которые сожгли на костре великого чешского реформатора. Когда папа во второй половине 1520 г. издал указ против Лютера буллу об отлучении его от церкви, Лютер не обратил на нее никакого внимания. Она торжественно была сожжена студентами во дворе Виттенбергского университета. Лютер вскоре ответил на нее ругательным памфлетом «Против буллы антихриста». В нем антихристом он называет теперь самого папу и обращается к новому императору – Карлу V – с предложением отнять у папы Рим и произвести секуляризацию всех церковных земель в Германской империи.
На некоторое время вокруг Лютера объединились самые различные элементы германского общества – от более умеренных до самых крайних, выступавших против папской власти и католической церкви. «Молния, которую метнул Лютер, попала в цель. Весь немецкий народ пришел в движение. С одной стороны, крестьяне и плебеи увидели в его воззваниях против попов, в его проповеди христианской свободы сигнал к восстанию; с другой стороны, к нему примкнули более умеренные бюргеры и значительная часть низшего духовенства; общий поток увлек за собой даже князей. Одни думали, что настал день для того, чтобы свести счеты со всеми своими угнетателями, другие желали лишь положить конец могуществу попов и зависимости Рима, уничтожить католическую иерархию и обогатиться посредством конфискации церковных имуществ». На сторону Лютера стали многие гуманисты, среди них Ульрих фон Гуттен. Гуманисты старшего поколения - Эразм Роттердамский и Рейхлин не присоединились к реформации.
Сложная по своему составу оппозиция против папства, проявившаяся в период 1517 – 1520 гг., к 1521-1522 гг. распалась на три лагеря: умеренной бюргерско-княжеской реформации, ставившей целью отделение германской церкви от папы, секуляризацию церковных имуществ и организационную перестройку церкви в интересах князей и бюргерства (М. Лютер); реакционный феодально-католический лагерь, во главе которого стояли император и часть князей и к которому принадлежала также патрицианская городская верхушка, и лагерь революционный, плебейско-крестьянской реформации, вождем которой стал радикально-демократический проповедник Томас Мюнцер, к нему примкнули анабаптисты (перекрещенцы), которые выступали против обрядов, уничтожения икон и признавали крещение лишь для взрослых. В 1522 -1525 гг. ознаменовались двумя крупными политическими восстаниями – бунтами против церкви: сначала – низшего дворянства (рыцарское восстание), а затем Великой крестьянской войной. Оба потерпели поражение. В первом случае немецкое рыцарство потеряло всякую политическую самостоятельность и полностью подчинилось князьям, с которыми их связывала общность интересов. Во втором случае, Крестьянская война, охватившая в основном Швабию, Фраконию и Тюрингию-Саксонию, показала политическую не состоятельность не только самих крестьян, но и их союзников – мелких феодалов –крепостников (рыцарей) и бюргерства. Разнородность интересов, раздробленность крестьян и их доверчивость к феодалам, склонность зажиточных элементов крестьянства к компромиссам с «господами» неизбежно должны были привести к поражению.
Сама феодальная раздробленность Германии налагала отпечаток провинциальности и узости на выступления всех классов, в том числе и буржуазии. Поражение крестьянской войны поставила под угрозу самую реформацию. Феодально-католический лагерь стремился после 1525 г. полностью восстановить в Германии господство католической церкви. Но большая часть имперских князей, успевших к этому времени присвоить громадное количество секуляризованной церковной собственности, была против такой реставрации. Между императором и поддерживавшими его католическими князьями, с одной стороны, и большинством князей, державшихся лютеранской, или, как она стала называться, протестантской, религии, - с другой, началась война. Сам папа тайно поддерживал блок князей, против Карла V, его абсолютно не устраивало усиление имперской власти даже с полным восстановлением католицизма. Заключение в 1555 г. Аугсбургского мира стало завершающим в конфликте между этими силами. По договору между Карлом V и князьями при посредничестве папы предоставлялось право определять религию населения местным князьям. Провозглашался принцип: «Чья страна, того и вера». Сознавая полное крушение своих планов, Карл V в этом же году отрекся от престола. Крах политики Императора означал для Германии дальнейшее ослабление центральной власти и усиление еще более феодальной раздробленности страны.
Реформация не ограничилась только Германией. Уже в 20-х и особенно в 30-х годах XVI в. лютеранство проникло в скандинавские страны - Швецию, Норвегию, Данию. В Прибалтике Прусский орден был секуляризован и превратился в светское герцогство Пруссию (с 1525 г.) Частично лютеранство нашло себе сторонников в Англии, Франции, Польше, Венгрии. Но особенно благоприятную почву реформация встретила в соседней с Южной Германией Швейцарии. Именно в этой стране буржуазная реформация сделала следующий шаг вперед (после Германии) как в идеологическом, таки организационном отношении. Здесь были выработаны новые системы протестантизма и созданы новые церковные организации. В Германии католицизм был оттеснен на задний план лютеранством, а также
проникавшими сюда из Швейцарии кальвинизмом и цвинглианством. Оба учения были более демократичнее в вопросе организации церкви, более светскими в своем понимании учения Христа и буржуазной морали.
В середине и особенно во второй половине XVI в. католическая церковь перешла в наступление против инакомыслящих при поддержке правящих феодальных классов . Абсолютизм, торжествовавший в крупнейших государствах Европы – во Франции, Испании, Австрии, нуждался в католицизме как идеологической и политической силе, при помощи которой
он надеялся держать в повиновении народные массы. Чтобы восстановить свое господствующее положение, католическая церковь вынуждена была пойти на существенные уступки монархам. В ряде стран она признала частичную секуляризацию, т.е. переход большей или меньшей части церковных земель и прочих имуществ в светские руки. Власть королей в абсолютических государствах еще больше, чем раньше, распространялась на местные национальные церкви.
К концу XVI в. политическая раздробленность усилилась. Политическая власть многих князей усилилась в связи с полным подчинением лютеранской церкви местным правителям. А разделение князей на протестантов и католиков углубляло и оформляло территориальную раздробленность страны. Религиозные распри продолжали прикрывать борьбу князей с императорами. Император по- прежнему был в теснейшем союзе с папством.
Политическая и общественная реакция на долгое время укрепится в Германии и только в XIX в. под влиянием новых исторических условий начнет ослабевать и видоизменяться. Реформация в Германии, в идеологическом плане, в основном, не достигла тех желаемых результатов, которые стояли изначально. Правда, у лютеран, обрядность была подчинена буржуазному требованию «дешевой церкви». Пышность католического культа была упразднена, так же как и почитание икон и мощей. Торжественная католическая литургия (месса) заменена проповедью. Из семи католических « таинств» лютеране сохранили только два – крещение и причащение. Но это была только внешняя сторона изменений. Внутренняя сторона Реформации – углубления политического и экономического кризиса в Германии.
Эпоха Возрождения, как и любое историческое явление, прошло стадию зарождения, расцвета и своего субъективно и объективного упадка. Гуманизм в процессе своего исторического развития, особенно на тех этапах, когда складывались и крепли принципы ренессансного миропонимания, расчистил почву для Реформации, утвердился и получил практическое распространение в программе борьбы за новую культуру. Из идейной тенденции в идеологической жизни эпохи он вырос в общественное движение, оказавшее мощное воздействие на дальнейшее развитие европейской культуры.
Но одновременно, драматические события порожденные Реформацией и Контрреформацией, привили к краху многих иллюзий гуманистов, в том числе, идеи, что « в основе всех вероисповеданий и всех философских учений лежит единая «всеобщая мудрость», неотделимая от « всеобщей религии», что преобразование существующей церкви, синтез различных религий и философских учений принесут с собой мир и полное согласие». Наиболее ярко идейный кризис гуманизма проявился во взглядах крупнейших гуманистов эпохи Возрождения на Реформацию. « Спор видных гуманистов объективно выявил дилемму, перед которой оказалось гуманистическое движение: и примыкая к реформации, и оставаясь на стороне старой церкви, гуманизм еще пытался сохранить завоеванную автономию своего развития и свои собственные цели, но и Эразм, и Гуттен зорко подметили друг у друга растущую бесперспективность этих усилий. Деформировались прежде всего былые политические программы гуманистов. В них неизбежно нарастали черты утопизма».
Учение о человеке, как центральное эпохи Возрождения, в период Реформации также претерпевает изменения. «С развитием Реформации, когда доктрина Лютера была достаточно систематизирована, Эразм первым указал, что она предала человека, которого Эразм стремился возвысить до «божественного». Определяя моральный облик человека, его образ жизни религиозно - философскими взглядами гуманисты по мнению В.М. Богуславского, приходят к выводу, что: «поведение людей вовсе не определяется их взглядами, сторонниками которых они себя объявляют; чаще (а значит есть исключения!) всего происходит обратное – люди избирают мировоззрение в зависимости от своих корыстных побуждений». Конечно, в данном случае, наиболее ярко этот пример подтверждается на попытках «власть имущих» приобрести популярность в обществе, утвердиться или усмирить «врагов истинной веры» т.е. инакомыслящих. Особенно возмущение гуманистов вызывала жестокость массовых расправ, чинимых над инаковерующими. Сомнения, впрочем, не заставляют гуманистов отказаться от своих мировоззрений и к концу XVI в. гуманистические представлений о Человеке, получают наиболее законченную форму и обстоятельную аргументацию в этико-философских учениях, которые актуальны и в настоящее время. Несомненно, самый значительный результат тот, что гуманизм эпохи Возрождения подготовил формирование национальных культур, хотя с их появлением уступил им место.
Гуманисты переосмыслив исторический опыт человеческого бытия, обогатили его своим уникальным опытом и самое главное открыли человека самому себе. На верхнем интеллектуальном полюсе общественной жизни накопился заряд церковно- феодального мракобесия , а на нижнем – « молнии» бунтов и ересей, отражающих стремление человеческой мыли к свободе. Революция духовная (в сфере культуры) предшествовала революциям политическим. Ренессанс раскрепостил человеческий разум, что стало необходимым условием будущего социального раскрепощения и утверждения, как ценности, демократических норм. Возрождение выковало образ Человека - волевого, решительного, непреклонного, земного в своих чувствах и помыслах и одновременно высоконравственного, богоподобного, богоравного в своей свободе, в могуществе своего разума. Обращение титанов Ренессанса к античной эстетической традиции было не только опорой, стимулом и материалом для выражения новых идей, новых социально-политических и культурных тенденций, но и возрождение свободы философской мысли, продолжение традиций прошлого. Утерянная нить, связь с прошлым была восстановлена и человеческая радость в освобождении, в осознания себя в цепи исторического процесса вылилась в бесконечное и разнообразное буйство красок, идей и форм, звуков, пронизанному светом гуманности и надеждами. Идеал Человека земного, разумного, веселого, дополненного духовностью и возвышенностью чувств, не мог реализоваться в мрачной действительности средневековья. Смелые устремления вольнолюбивой гуманистической мысли были сдавлены, словно железным обручем, феодальной реакцией. Однако внутренние силы Возрождения были настолько велики, что именно в эпоху своего угасания, умудренное и просветленное, оно выдвинуло для философии, социальной мысли и культуры в целом уже не масштаб одной личности, или, города, или страны, но масштаб всего человечества.
Возрождение «разбудив» человека, пробудило от спячки всю Европу. Освобожденная мыслящая личность бросается в водоворот буржуазного накопительства, пытаясь наверстать упущенное время, когда материальные ценности были привилегией единиц. Идеалы гуманизма отступают перед новой идеологией « джентльменов удачи», циничных, жестоких, цепких, прагматичных. Мечта познания и творческой активности вырвалась к свету науки и техники. «Примат материальный» стремительно утверждается на новых позициях оттесняя « примат морального».
Искренность, жажда истины и свободы, неустрашимый порыв к свету знания, постижения смысла человеческого бытия и наполнение его существование духовностью – вот те «зерна», которые отделило от «плевел» Возрождение. «Зерна», которые по законам «генетической памяти» сохранившись, взошли уже на новых нивах истории в XX веке.



Метки: История других стран

Вы читаете » "ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ГЕРМАНИИ В XVI В"

Статьи по теме:

"Октябрь 1917: взгляд из XXI века"
Изгнание Иехонии
Иерусалим - столица Объединенного Царства
Паломничество и евреи диаспоры
Діяльність гетьмана Петра Сагайдачного у Запорізькій Січі
Архивы ↓

Rambler's Top100