ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ - ВЕДУЩИЙ ГУМАНИСТ ГЕРМАНИИ И ЕВРОПЫ XVI В

16 Июнь 2009 | написал gosha


Начало XVI в. для Эразма Роттердамского – это начало нового жизненного этапа. В результате своей деятельности он получает широкую славу и признание не только в Германии, но в странах Европы, в первую очередь в Нидерландах, Англии, Швейцарии, Италии способствуя «созданию
международной атмосферы свободомыслия».
В начале 1500 года Эразм возвращается в Париж. Эразм издает первое свое произведение «Адагии» (Книга поговорок) – сборник античных поговорок и притч. За 1500- 1504 года, Эразм выпускает еще несколько своих работ: «Об обязанностях» - текст трактата Цицерона; «Кинжал христианского воина» – самое известное богословское сочинение; «Примечания к Новому завету» итальянского гуманиста Лоренца Валлы (1407-1457), где он попытался восстановить истинный смысл главной книги христианства – Нового завета, - затемненный, а кое-где даже изуродованный традиционным латинским переводом.
1505 – 1506 года Эразм побывал в Англии и Италии. В 1506 году он получил докторскую степень. За этот период работал над переводом двух трагедий Еврипида, пополнял «сборник пословиц» греческим материалом. 1509- 1511 года работа над книгой «Похвала глупости». В 1511 – 1514 годах Эразм живет преимущественно в Кембридже, преподает греческий язык, читает лекции, но главное его занятие – работа над письмами святого Иеронима и Новым заветом. Не прекращаются и чисто филологические труды, в частности – исправление и пополнение сборника пословиц. В 1513 году «Юлий, не допущенный на небеса» - отклик Эразма на военные события в Европе, где он обвиняет папу первопричиною всеобщей взаимной вражды.
В 1514 году Эразм расстается с Англией. Это год становится важным в его жизни. Теперь он знаменит, теперь не он ищет меценатов, а меценаты спорят из-за него. Но Эразм их выбирает себе теперь сам - Иоганн Фробен становится его монопольным издателем на долгие годы. «Миновало около двадцати лет. Безвестный парижский студент превратился в великого, прославленного по всей Европе ученого- богослова и филолога, лучшего латиниста своего века и, как знаем ныне мы, всех веков Возрождения. Он был некоронованным владыкою в не знавшей государственных границ республике ученых, властителем умов всей образованной Европы.


Короли,князья,епископы почитали за честь получить от него письмо и увидеть свое имя в посвящении к новому труду Эразма». В этом же году, Эразм получает письмо от настоятеля монастыря Стейн: августинскому канонику Эразму предлагалось возвратиться, наконец, в свою обитель после двадцатилетних странствий. Эразм отказывается вернуться, ссылаясь на свою негодность к монашеской жизни, но прежде всего на то, что исполняет великое и угодное богу дело возрождения богословия. Хотя вернуть его силой, как беглого, монастырские власти, по-видимому не могли (Эразм успел обзавестись охранными грамотами от папской курии, даровавшими ему особые права и привилегии), ответ приору Стейна – важная веха в биографии Эразма: он бесповоротно порвал с прошлым, осознал свое назначение в жизни.
С 1515 –1517 года работа над трудами продолжается. Выпущены новые богословские труды: освобожденный от ошибок греческий текст Нового завета с обширными комментариями и латинским переводом; девять томов сочинений
святого Иеронима; «Воспитание христианского государя», посвящая его королю Карлу Испанскому в благодарность за должность королевского советника, которую он получил в 1515 году. В 1516 году он содействует выходу в свет книги Томаса Мора « О наилучшем устройстве государства и о неведомом острове Утопия » . В эти годы все, когда-либо вышедшее из-под пера Эразма, приобрело и ценность и интерес. Многие его рукописи, рассеянные по разным городам Европы, стали предметом внимания типографов и выходили в свет без ведома, а нередко и к немалому возмущению автора.
В 1517-1521 годах Эразм жил преимущественно в Лувене. Первые два из них можно считать апогеем Эразмовой славы. Он самая яркая звезда и светской науки, и богословия. Ему нет покоя от посетителей. Он завален письмами и подношениями. Но 31 октября 1517 года выступил со своими 95 тезисами против индульгенций Мартин Лютер. Началась Реформация.
Сначала Эразм поддерживает Лютера полностью (впрочем, лишь частным образом, не публично), затем со все большею настороженностью присматривается к его действиям и прислушивается к высказываниям. Он видит, что Лютер непримирим и нетерпим точно так же, как его противники, а борьба лютеран с папским Римом направлена не к обновлению Церкви, а к ее расколу. В справедливости борьбы Эразм не сомневается, но цель ужасает его. Консервативные богословы мигом ощутили внутреннюю связь между « новым богословием» Эразма и «Лютеровой ересью». В поправках к тексту и традиционному толкованию священных книг, в стремлении вернуться вспять, к источникам христианства, к идеям и правилам древней церкви, они увидели
посягательства на католическую веру в целом – и были, по-своему, правы. Военные действия открыли лувенцы. Среди новоявленных оппонентов были и добрые знакомцы Эразма, люди, которых он уважал и ценил. Тем более необъяснимой и неожиданной оказалась для него эта внезапная вражда. Он отбивался изо всех сил, писал одну «апологию» за другой, взывал к защите папы и императора. К богословам присоединились нищенствующие монахи-проповедники (доминиканцы и кармелиты). Эразма публично поносят в церквях. Его объявляют ересиархом – предтечею и прямым пособником Лютера. Теперь цель травли одна – заставить князя ученых и богословов выступить против Лютера и, тем самым, раздавить Лютера весом Эразмова авторитета. И католики, и лютеране ждали от Эразма решительного и решающего выступления, а он все молчал, или высказывался как можно более неопределенно. От старых своих позиций он не отрекался (и католические фанатики кричали, что это он повинен во все происходящем), но и согласия с Лютером не декларировал (и лютеране клеймили его изменником). Положение Эразма становится все более трудным и двусмысленным. Он предпочитает бегство, и в конце 1521 года переселяется в Базель.
Здесь, укрытый от истошной брани врагов, он хладнокровно и трезво определил свою позицию в борьбе, которой положило начало выступление Лютера. На первых порах он сочувствовал Лютеру всецело и, хотя от публичной поддержки уклонялся, считая, что это лишь обострит раздор, частным образом всячески его оправдывал. Потом, еще в Лувене, он пытался примирить враждующих, призывал обе стороны ко взаимной сдержанности, одновременно убеждаясь все яснее, что путь Лютера – не его путь, что если они
и были союзниками, то лишь временными. И уже в Базеле, не под чужим давлением, а по собственному почину, по внутренней потребности, он размежевался с Лютером до конца («О свободе воли», 1524). Но это не заставило его присоединиться к лагерю обскурантов и заядлых папистов. Свои убеждения он сохранил не тронутыми и продолжал высказывать их до конца жизни, подставляя себя под огонь обоих лагерей.
Базельский период длился до 1529 года, когда сторонники реформы взяли верх в Базеле. И снова, как когда-то в Лувене, Эразм вынужден бежать, только на сей раз он спасает свою независимость от победивших реформаторов, которые, среди прочего, поспешили объявить присутствие на своих воскресных богослужениях обязательным.
1529 – 1535 года он жил во Фрейбурге. Политические события почти не волнуют его больше – годы и болезни берут свое. Но ни старость, ни недуги, не властны над неиссякаемою трудоспособностью этого человека – одна книга следует за другою: «О раннем и достойном воспитании детей» (1529), « Изъяснение псалма XXII», «Рассуждение насчет войны с турками», «О приличии детских нравов» (1530) , «Истолкование Символа веры», «О возлюбленном согласии в Церкви» (1533), «О приготовлении к смерти» (1534), « Экклезиаст, или Евангельский проповедник» (1535), И это – не считая новых
изданий античных авторов и отцов церкви, переводов, « апологий», сборников своих писем, дополнений к « Разговорам».
В июне 1535 года Эразм приехал в Базель, чтобы лично наблюдать за печатанием « Евангельского проповедника», которого он писал много лет и сам оценивал очень высоко. Весть о казни Томаса Мора до крайности тяжело. По- видимому, он действительно ощутил, что жизнь кончена. Он скончался в ночь на 12 июля 1536 года в доме Иеронима Фробена, сына и наследника Иоганна Фробена. 18 июля он был со всеми возможными почестями погребен в кафедральном соборе Базеля.
Эразм Роттердамский - один из самых образованных людей и выдающийся деятель гуманистической культуры, создатель новой гуманистической системы мировоззрения и признанный властитель дум предреформационной Европы по праву называется «Иоанном Предтечею Реформации. Он пролагал ей дорогу и критикой монашества, и своей концепцией светского благочестия и светского богословия, и постоянным противопоставлением древности и современности, и изданиями Нового завета и Отцов Церкви… Эразм снес яйцо, Лютер его высидел». Было бы наивно приписывать важнейшие исторические события деятельности отдельных людей, но все же те или иные вехи истории не случайно ассоциируются в сознании и памяти с определенными именами, становящимися как бы символами этих событий. «Влияние Эразма на передовую общественную мысль XVI –XVII вв. было огромно. До разворота событий Реформации, когда его слава пошла на убыль, современники видели в нем бесспорного главу международной «республики ученых» и даже Лютер признавал Эразма «красноречивейшим в столетии».




Метки: История других стран

Вы читаете » "ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ - ВЕДУЩИЙ ГУМАНИСТ ГЕРМАНИИ И ЕВРОПЫ XVI В"

Статьи по теме:

Римская прозаическая литература
Початок формування козацтва
РАЗМЫШЛЕНИЯ ЭРАЗМА РОТТЕРДАМСКОГО О ЧЕЛОВЕКЕ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВЕ
Второй период пребывания Неемии в Иерусалиме
История Японии
Архивы ↓

Rambler's Top100