Договор о взаимном сотрудничестве и безопасности

31 Март 2009 | написал polina


Договор заключенный 19 января 1960 г. состоял из 10-ти статей.
По статье 1 стороны обязуются решать все международные споры мирным путём как это предусмотрено уставом Организации Объединенных Наций, также стороны обязуются всячески стремиться к укреплению Организации Объединенных Наций.
Статья 2 определяет намерение сторон содействовать дальнейшему развитию мирных и дружественных международных отношений, укреплять экономические взаимоотношения. Данная статья договора играла важную роль, на протяжении всего послевоенного времени США являлся важным рынком сбыта японской продукции, а так же поставщика сырья, топлива, продовольствия, новейших технологий и т.д.
Статья 3 гласила: «Стороны, индивидуально и в сотрудничестве друг с другом посредством непрерывной и эффективной самопомощи и взаимной помощи будут поддерживать и развивать в соответствии со своими конституционными положениями свои возможности оказания сопротивления вооруженному нападению».
Из этого следует, что Япония брала на себя обязательство наращивать свой вооруженный потенциал. При этом в статье делалась ссылка на соответствие конституционным положениям, которые запрещают Японии иметь военный потенциал, но разрешают по Закону о силах самообороны содержать ограниченный контингент подразделений, предназначенный исключительно для самообороны страны.
Указанная статья шла значительно дальше аналогичной статьи договора безопасности 1951 г., в которой говорилось: «Соединенные Штаты Америки… ожидают, что сама Япония будет все в большей мере принимать на себя ответственность за собственную оборону против прямой и косвенной агрессии». Прямого обязательства вооружаться Япония по прежнему договору не брала.
По статье 4 страны договаривались, время от времени или по просьбе одной из сторон консультироваться между собой, если окажется под угрозой безопасность Японии или международный мир и безопасность на Дальнем Востоке.
Основой нового договора послужила статья 5 в отличие от старого договора, где основой была статья 1, по которой Япония лишь предоставляла в распоряжение США базы и разрешала американским войскам пребывание на своей территории, новая обязывала Японию участвовать, хотя и в ограниченной степени, в военно-политической стратегии США на Дальнем Востоке.
Статья гласила: «Каждая сторона признает, что любое нападение на одну из сторон на территориях, находящихся под управлением Японии, было бы опасно для её собственного мира и безопасности, и заявляет, что она предпримет действия для отражения общей опасности в соответствии со своими конституционными положениями и процедурами.
О любом таком вооруженном нападении и обо всех мерах, принятых в результате этого нападения, будет немедленно доведено до сведения Совета Безопасности Организации Объединенных Нации в соответствии с положением ст. 51 Устава. Такие меры будут прекращены, когда Совет Безопасности примет меры, необходимые для восстановления и поддержания международного мира и безопасности».
Фактически и старый договор предусматривал сотрудничество Японии и США в военной области, что обусловливалось 26 статьей административного соглашения. В ней говорилось: «В случае возникновения враждебных действий или неминуемой угрозы возникновения враждебных действий в районе Японии правительства Соединенных Штатов и Японии проведут немедленное совещание с целью принятия необходимых совместных мер по обороне этого района и проведения в жизнь положений статьи 1 договора безопасности». Однако, если по прежнему административному соглашению обязанность Японии сотрудничать с США сводилась к консультациям, то ст. 5 нового договора возлагает на нее обязанность воевать на стороне США.
Именно эта статья давала основания многочисленным японским и иностранным обозревателям, общественным деятелям, политикам и ученым говорить, что её содержание может вовлечь Японию в опасные военные операции на Дальнем Востоке. Да, теоретически такая возможность существовала. Фактически же, оппоненты договора не принимали во внимание положения статьи о том, что эти совместные действия должны соответствовать конституционным положениям Японии. А они как раз категорически запрещают её вооруженным силам участвовать в операциях коллективной обороны. 40-летняя история существования договора подтвердила строгую приверженность Токио конституционным запретам, поэтому силы самообороны ни одного раза не участвовали в подобных коллективных операциях ни на японских островах, ни за их пределами.
Сторонники данной статьи, пытаясь опровергнуть заявление оппозиции о том, что ст. 5 нового договора может вовлечь страну в войну между США и третьим государством, приводили следующие доводы:
1. Зона действия договора определяется как «территории, находящиеся под управлением Японии», а поэтому в случае нападения противника на территорию Соединенных Штатов Япония не должна вступать в войну;
2. Положения договора могут быть применяемы на практике только в случае вооруженного нападения извне и следовательно, не может быть речи о так называемом превентивном наступлении;
3. О вооруженном нападении, а также обо всех мерах, принятых в результате этого нападения, должно быть немедленно сообщено Совету Безопасности в соответствии со статьей 51 Устава ООН.
Оппоненты в свою очередь приводили свои аргументы. Так, видный политический деятель самой правящей партии Т. Уцуномия в своей, получившей широкий отклик статье «0ткровенное высказывание депутата парламента либерально-демократической партии» подчеркивает, что ст. 5 представляет серьезную опасность, так как она вынуждает Японию соглашаться на две молчаливые уступки. Первая из них состоит в том, что японское правительство практически признает определенные права США на пребывание на территории, находящейся под административным управлением Японии. Вторая уступка состоит в том, что Япония допускает возможность нападения на американские вооруженные силы и военные базы в Японии вне непосредственной связи с ее обороной. Таким образом, заявляет Уцуномия, Япония берет на себя обязательство вступать в боевые действия даже в том случае, если нападение было сделано не на нее непосредственно, а в связи с нахождением на ее территории американских вооруженных сил или в связи с военными действиями последних в каком-либо другом районе.
Средства массовой информации Японии сообщали о фактах, когда «силы самообороны» приводились в состояние боевой готовности вместе с американскими войсками, дислоцированными в Японии, по поводам, не имевшим никакого отношения к безопасности Японии. По сообщению агентства «Кедо цусин» 23 октября 1962 г. - во время так называемого «кубинского кризиса» вместе с 5-й американской воздушной армией были приведены в состояние боевой готовности военно-воздушные силы войск самообороны. В приказе начальника штаба военно-воздушных сил самообороны Мацуда говорилось: «В результате осложнения кубинского вопроса международная обстановка обострилась. В этой связи радарным станциям надлежит усилить бдительность в отношении иностранных самолетов-нарушителей, а отрядам истребителей усилить состояние готовности к перехвату».
Резкой критике содержание ст. 5 подверг, в своих статьях дипломат Харухико Ниси. «С практической точки зрения,- отмечал он,- нельзя считать, что мероприятия, которые предпримет Япония в случае нападения на американские войска, и мероприятия, которые будут предприняты, если нападению подвергнется сама территория Японии, всегда будут одинаковы по содержанию. Если нападению подвергнется только японская территория, то меры, которые должна предпринять в этом случае наша страна, определяются самой Японией. В некоторых случаях Япония, не прибегая к вооруженному отпору, могла бы, возможно, добиться мирного решения конфликта путем переговоров или каких-либо других дипломатических мер.
В противоположность этому, если нападению подвергнутся американские войска, размещенные в Японии, то, естественно, в этом случае военные мероприятия по отражению нападения будут разрабатываться войсками США, а японской стороне немедленно придется предпринять совместные военные операции с войсками США».
Если суммировать критику в адрес ст. 5 договора безопасности, то она сводится к следующему:
1. Эта статья находится в полном противоречии с японской конституцией;
2. Япония может быть вовлечена в военные действия на стороне США, к возникновению которых она не имеет никакого отношения;
3. Япония не в состоянии будет решить, имеет ли этот конфликт характер нападения или обороны;
4. Противник США автоматически становится противником Японии;
5. Противник, атакуя американские базы на территории Японии, нанесет ущерб не только районам, находящимся вблизи этих баз, но и всей территории Японии.
Все эти обстоятельства позволяют заявить, что ст. 5, возлагающая на Японию обязанность воевать на стороне США, придает японо-американскому договору безопасности характер военного союза.
Не меньшие споры возникли вокруг 6 статьи, по сути дела она повторяла 1 статью предыдущего договора с тем лишь отличием, что в новом, отсутствовало положение о возможности использования американских войск для подавления внутренних беспорядков. Соответственно отпадала возможность, как считали многие японские политические деятели, вмешиваться Соединенным Штатам во внутренние дела Японии. Статья гласит:
«В целях содействия безопасности Японии и поддержания международного мира и безопасности на Дальнем Востоке Соединенным Штатам Америки предоставляется право использования их сухопутными, военно-воздушными и военно-морскими силами средств обслуживания и территорий в Японии.
Использование этих средств обслуживания и территорий равно как и статус вооруженных сил Соединенных Штатов в Японии, определяется отдельным соглашением, заменяющим административное соглашение, подписанное в соответствии со статьей 3 Договора безопасности между Соединенными Штатами Америки и Японией в Токио 28 февраля 1952 г. со всеми изменениями, и такими другими соглашениями, о которых может быть достигнута договоренность».
Эта статья давала возможность Соединенным Штатам сохранить Японию в качестве своей базы на Дальнем Востоке. Наибольшие дебаты возникли вокруг понятия «Дальний Восток». Опасения общественности вызывало то обстоятельство, что японское правительство не давало ясного определения термину «Дальний Восток».
Министр иностранных дел А. Фудзияма в своем заявлении в парламенте 16 ноября 1959 г, включил материковый Китай и часть советской Сибири в понятие «Дальний Восток». Во время обсуждения в парламенте в начале 1960 г, проблем связанных с договором безопасности, правительство вынуждено было отступить. Восьмого февраля, Киси выступил с так называемым единым мнением правительства по этому вопросу, в котором говорилось, что к «Дальнему Востоку» относятся территории, лежащие к северу от Филиппин, Япония и окружающие ее районы, а также территории, находящиеся под контролем Южной Кореи и Тайваня.
Однако как показало обсуждение проблем, связанных с договором безопасности, в сенатской комиссии по иностранным делам конгресса США, американское правительство придерживалось более «широкого» толкования термина «Дальний Восток», об этом свидетельствуют ответы государственного секретаря США Гертера на вопросы сенатора Фулбрайта:
«Фулбрайт: Насколько я понял, г-н Парсонс (помощник государственного секретаря) не упомянул о Советском Союзе. Разве его не включают в Дальний Восток?
Гертер: Мне думается, что он включает его, когда говорит обо всем находящемся к северу от Филиппин».
Дальнейшие события полностью подтвердили опасения японской общественности, что ст. 6 договора безопасности дает возможность американской военщине использовать свои базы на японской территории для действий в любом районе Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Причем этот вопрос принял особенно острый характер в связи с началом военных действий во Вьетнаме, Вашингтон потребовал от японского правительства более активного участия в «обороне» Юго-Восточной Азии «от коммунистической агрессии». В этом отношении весьма показательны дебаты, которые имели место в бюджетной комиссии палаты советников японского парламента 25 марта 1966 г.:
«Судзуки (СПЯ): Правильно ли я понял заявление министра иностранных дел на вчерашнем заседании, что, Вьетнам находится вне сферы Дальнего Востока, но что если развитие событий в этой стране будет иметь отношение к миру и безопасности на Дальнем Востоке, Вьетнам может быть включен в эту сферу?»
Министр иностранных дел Сиина: «Дальний Восток, как это записано в японо-американском договоре безопасности, представляет собой район, в котором Япония и США имеют общие интересы, а именно: это район к северу от Филиппин; в случае возникновения в смежных районах такого положения, которое будет угрожать миру и безопасности на Дальнем Востоке, военные действия американской армии не обязательно будут ограничиваться самим Дальним Востоком, то есть - районом, находящимся к северу от Филиппин».
Камэда (СПЯ): «До каких пределов простирается сфера распространения действия договора безопасности? Правительство заявляет, что Вьетнам может стать объектом действия договора безопасности, однако поскольку Тайвань и территория собственно Китая находятся еще ближе к Японии, Китай в таком случае тоже может войти в понятие «смежные районы». Поскольку Южная Корея и Северная Корея находятся по соседству, очевидно, и КНДР включается в эту сферу? Не значит ли это, что и советская Сибирь входит в этот район?»
Сиина: «Трудно сказать, откуда и до каких пределов простираются «смежные районы». Если Япония будет использоваться в качестве непосредственной базы, а также, если будет создаваться угроза миру и безопасности на Дальнем Востоке, этот вопрос станет объектом предварительных консультаций».
Таким образом, Япония фактически могла стать прямым или косвенным соучастником любых конфликтов или военных авантюр, которые развязывала или могла развязать американская военная верхушка на Дальнем Востоке, используя в своих агрессивных целях базы США на японской территории.
В статье 7 говорится, что данный договор не должен истолковываться как противоречащий Уставу Организации Объединенных Наций.
Статьи 8, 9, 10 определили условия ратификации договора, прекращение действия предыдущего договора, а так же время действия нового договора, который, в отличие от прежнего ограничивался 10 годами, в статьях определялись также условия выхода из договора.




Метки: лучшие истории, история кинематографа История других стран

Вы читаете » "Договор о взаимном сотрудничестве и безопасности"

Статьи по теме:

Полис Антиохия - Иерусалим
Останні роки Галицько-Волинського князівства
Иерусалим в период его заселения народом Израиля
Кризис государственного режима
ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПРАВА
Архивы ↓

Rambler's Top100