80-е – на пути к глобальному партнерству

31 Март 2009 | написал polina
В течение 80-х годов в японо-американских отношениях, по сути дела, продолжался курс конца 70-х. После ввода советских войск в Афганистан администрация Рейгана взяла курс на проведение жесткой политики в отношении СССР, в результате роль Японии в реализации американских глобальных политических и военно-стратегических задач еще более возросла.
Однако если в военно-политических отношениях был найден компромисс, то экономические противоречия продолжали существовать и даже нарастать.
В основном противоречия возникли по следующим направлениям:
1. Начиная с 1965 г. продолжало расти положительное сальдо в торговле США с Японией. Если дефицит в торговле с Японией в 1981 г. составлял 15,8 млрд. долл., то к 1987 г. эта цифра поднялась до 56,3 млрд. долл. Хотя с приходом Дж. Буша дефицит несколько уменьшился, с 1989 по 1992 г. он оставался в среднем на уровне в 50 млрд. долл. в год. Такого дефицита США не имели ни когда не с одной страной мира.
90% японского экспорта в США составляют промышленные товары и оборудование. К концу 80-х годов японцы захватили 15% американского рынка оргтехники, 40% рынка мелкой электроники, 100% рынка видеомагнитофонов, 10% компонентов для электронного оборудования, значительная часть автомобильного рынка. Поставляют так же сталь, промышленное, энергетическое, телекоммуникационное оборудование и т. д. Американский же экспорт в Японию на 2/3 состоит из сельскохозяйственной продукции, сырья и минерального топлива. Американцы поставляют так же древесину, уголь, хлопок, продукты химии, нефтепродукты, самолеты, медицинские товары.


Тенденции к росту положительного сальдо в торговле, естественно не могла устраивать Вашингтон. Чтобы уравновесить торговлю обеих стран, американское правительство пошло на резкие шаги по двум направлениям: во-первых, более усиленно стало оказывать давление на японское правительство, требуя «открыть» свой внутренний рынок для американских товаров, путем снижения ввозных тарифов и «добровольно» ограничить вывоз своих товаров в США. Япония была вынуждена согласиться, однако особого результата не было. В конце 80-х годов средний размер таможенных тарифов в США составлял 4%, а в Японии 3%, для обрабатывающей продукции 29,3% и 22,7% соответственно. Если говорить об ограничениях, то Япония сократила свои поставки в США телевизоров, мотоциклов, в 1983 г. был ограничен экспорт автомобилей, в 1984 г. стали. В середине 80-х примерно 70% японских товаров попадало под ограничения. В марте 1987 г. администрация Рейгана, мотивируя свои действия тем, что Япония не выполняет свои обязательства по соглашению 1986 г. об открытии своего рынка для американской электроники, ввела 100% пошлину на 19 видов японских товаров, это в первую очередь компьютеры, телевизоры, магнитофоны. Японские производители пошли на новые уловки, стали размещать свои сборочные цеха непосредственно в самих Штатах. То же происходило и в автомобильной промышленности. Еще одной из проблем, по мнению американцев, огромного сальдо в совместной торговле, это заниженный курс иены по отношению к американскому доллару. Под нажимом Соединенных Штатов, Япония выполнило и это требование, увеличив в 1985 г. курс иены на 30%. Во-вторых, Соединенные Штаты пошли, как уже отмечалось, на изменение собственных таможенных тарифов.
2. Следующая проблема, возникшая именно в 80-е годы, это возросшие инвестиции Японии в экономику США. Именно тогда появилось выражение «Япония скупает Америку». Если к концу 1980 г. Япония инвестировала в США всего 26,3 млрд. долл., то на конец 1988 г. портфельные и прямые капиталовложения Японии в США достигли 284,8 млрд. долл., что составило 15,9% от объема инвестиций в США. Американские же капиталовложения в японскую экономику составили всего 16,9%. Японские инвесторы в конце 80-х годов покрывали 30% дефицита американского бюджета. Инвестиции Японии в американские ценные бумаги практически равны отрицательному сальдо в общей торговле. Как писал заместитель госсекретаря по экономическим вопросам Аллен Уаллис, «Любой доллар, истраченный на покупку японских товаров, вновь идет на приобретение американских товаров, услуг или капиталовложений в экономику США».
Японо-американские экономические отношения в 80-е годы еще более обострились. Постоянно растущая разница в торговле, «скупка» американских компаний не устраивали как американские правящие круги, так и американских бизнесменов и простых американцев. Возросшее внимание к экономическим противоречиям могло негативно сказаться на политических отношениях, и если бы не особая заинтересованность Соединенных Штатов в Японии, как стратегически важного партнера, отношения двух стран могли потерпеть фиаско.
Однако в силу указанных выше причин, японо-американские военно-политические отношения продолжали укрепляться. При этом роль Японии в данном союзе продолжала возрастать. Основные вопросы в отношениях двух стран в 80-е годы возникли по поводу увеличения военных ассигнований Японии, на этом настаивали как американские правящие круги, так и японские, особенно в период правления премьер-министра Я. Накасонэ. Помимо увеличения расходов на оборону, мнения правительств обеих стран совпали в том, что Япония должна увеличить район контроля своих войск. Так же было решено продолжить курс на интеграцию вооруженных сил обеих стран, о чем было договорено еще в 1978 г. в «Основных направлениях».
Расходы Японии на оборону в 80-е годы действительно значительно увеличились, их прирост, в среднем составлял 6% ежегодно. Однако относительно ВНП, сумма военных ассигнований оставалась на прежнем уровне, не превышая 1%, это связано с ростом японской экономики. В условиях, когда Соединенные Штаты на военные нужды тратили в среднем 7%, а Япония 1%, вопрос об их увеличении становился номером один. Дискуссии по поводу их увеличения проходили как в японских правящих кругах, так и в Пентагоне.
В июле 1980 г. частная исследовательская группа под руководством директора японского Института проблем мира и безопасности М. Иноки, представила правительству доклад, в котором предлагала увеличить уровень военных расходов до 1,1%. В апреле 1981 г. председатель объединенного комитета начальников штабов генерал Г. Такэда дал интервью, в котором призвал к повышению уровня военных расходов до 3% ВНП и пересмотра характера военной доктрины Японии. «Концепция чистой обороны (сэнсю боэй),- заявил он, - это стратегия, с которой трудно воевать».
Особенно остро вопрос процентного увеличения встал в 1983 г. когда военные расходы составили 0,98% ВНП, и вероятность превышения лимита стала очень большой. Острые дебаты происходили и при подготовке бюджета на 1985 фин. год – военные расходы стали составлять 0,997%. Впервые при составлении этого бюджета японский премьер-министр Накасонэ намекнул на возможность изменения принципа одного процента, сославшись на невозможность в данной обстановке прогнозировать военную политику. Итогом дискуссий стало снятие 1-но процентного ограничения в 1987 г. Однако, не смотря на это, расходы относительно ВНП практически остались на прежнем уровне и даже имели тенденцию к снижению (см. табл.).
Динамика процентного отношения оборонных расходов (в % от ВНП).
1987 г. 1988 г. 1989 г. 1990 г. 1991 г.
1,004 1,0013 1,006 0,997 0,954

Колоссальный ВНП Японии, перешагнув в 80-е годы рубеж 1 трлн. долл., позволял ей ассигновывать на военные нужды значительные суммы. Так, в 1988 г. военный бюджет Японии составил 32 млрд. долл. Это второе место в капиталистическом мире.
Увеличение военного потенциала Японии неоднозначно воспринимались в США. Помимо официальной точки зрения на его увеличение, были и оппоненты, которые понимали всю опасность данного процесса и открыто говорили о том, что это впоследствии может пагубно сказаться как на японо-американских отношениях, так и в деле мира на Тихом океане. В частности, помощник заместителя министра обороны США при администрации Рейгана К. Джексон отмечал, что «не реалистично и бесполезно ожидать, что Япония могла бы существенно выйти за рамки тех функций, которые мы определили ей в реализации задач совместной обороны. Требования об увеличении её военных расходов до 2-3% от ВНП бессмысленно как с политической, так и с военной точки зрения. Политически это вызовет как значительную внутреннюю оппозицию, так и озабоченность её соседей и особенно Китая. С военной точки зрения, трудно себе представить, на что такая сумма может быть истрачена. Япония может построить 10 боевых авианосных групп или создать военный ядерный потенциал. Однако все это непредсказуемо дестабилизирует стратегическую структуру в Северо-Восточной Азии».
Некоторые представители высших японских военных кругов, также были недовольны ростом ассигнований, ссылаясь на то, что это негативно отразится на японской экономике. Если говорить о простом японском народе, то сравнительная характеристика опросов показала, что большинство японцев считает, что военные расходы должны остаться на прежнем уровне.

Сравнительные данные опросов общественного мнения.
1981-% 1985-% 1988 -%
Высказались за сохранение расходов на прежнем уровне. 47,3 54,1 58,0
Потребовали сокращения расходов. 15,0 17,7 19,2
Потребовали увеличения расходов. 20,1 14,2 11,2

В условиях увеличения военных расходов, основная сумма должна была пойти на техническое усовершенствование японских «сил самообороны». Выступая 28 июня 1982 г. в бюджетной комиссии палаты представителей, премьер-министр Дз. Судзуки отметил, что «решающим фактором, определившим исход фолклендского конфликта, была не численность войск, а новейшее военное снаряжение». Следующей важной статьей расходов, появившейся в военном бюджете Японии, стала частичная оплата содержания более 50 тыс. американских военнослужащих, дислоцированных в стране.
Увеличение военных расходов, рост военной мощи Японии, давала возможность Токио значительно больше влиять на ситуацию в АТР. Соединенные Штаты, так же желали, чтобы Япония взяла на себя большее «бремя по обороне» данного региона. Как результат - расширение зоны контроля «сил самообороны» Японии.
Ещё в мае 1981 г. во время переговоров с Р. Рейганом, Японский премьер министр Дз. Судзуки заявил, что Япония готова взять на себя оборону морских коммуникаций на расстоянии до 1000 морских миль к югу от японских берегов. В ходе японо-американского консультативного совещания по вопросам безопасности, состоявшегося в октябре 1982 г. в Гонолулу, была достигнута договоренность о практической реализации этого плана.
Новый премьер-министр Японии Ясухиро Накасонэ, вступивший в должность в 1982 г., не только подтвердил договоренность в Гонолулу, но и пошел значительно дальше. Именно в период его правления Япония вновь вступила на путь милитаризации. Во время визита в 1983 г. в Вашингтон Накасонэ заявил, что роль Японии в военно-политическом союзе с США, должна быть значительно увеличена. Речь шла об установлении контроля над проливами Японского моря, о превращении Японии в «непотопляемый авианосец», о необходимости развития вооруженных сил, ассигнования на которые должны значительно превышать 1% ВНП. Накасоне вновь повторил тезис о необходимости пересмотра конституции.
Выступая в парламенте страны 24 января 1983 г. Я. Накасонэ объявил международные проливы, омывающие японские острова (Лаперуза, Сангарский, Корейский) - «частью сферы обороны Японии». Спустя 10 дней премьер сделал еще одно не менее важное заявление о том, что Япония в случае войны готова обеспечить защиту американским военным кораблям не только в японских территориальных водах, как утверждалось ранее, но и в открытом море. Естественно, что в американских правящих кругах это было расценено очень положительно. Это позволяло Америке сэкономить часть средств на поддержание безопасности в данном регионе и переправить их в другие не менее важные.
31 января 1986 г. был учрежден новый высший военный орган Совет национальной безопасности. Существовавший до этого Совет национальной обороны был ликвидирован. В качестве обоснования для учреждения нового органа назывались следующие моменты: увеличение роли Японии в международных делах, важные происшедшие изменения в международном окружении Японии в регионе (инцидент с советским самолетом МИГ-25 сентябрь 1976 г., угон японского самолета в Дакке – сентябре 1977 г., размещение советских войск на южных островах Курильской гряды – 1978-79 гг., инцидент с южнокорейским самолетом – сентябрь 1983 г.), которые в значительной степени способствовали усилению напряженности на Дальнем Востоке.
Основные функции Совета:
- определение основного курса национальной обороны,
- одобрение основных программ национальной обороны,
- одобрение планов производства вооружения в соответствии с основными программами национальной обороны,
- решение вопроса о введении состояния обороны,
- разработка мер по ослаблению напряженности в регионе и обеспечению безопасности страны.
В состав Совета вошли: премьер-министр – председатель, 6 членов Совета – министр иностранных дел, министр финансов, генеральный секретарь кабинета министров, государственные министры – председатель Комиссии по вопросам общественной безопасности, начальник Управления по национальной обороне и начальник Управления экономического планирования. Первым наиболее важным введение нового органа стала отмена процентного ограничения расходов на оборону в 1987 г.
К концу 80-х годов японо-американские отношения достигли абсолютного взаимопонимания. Взаимопонимание возможно тогда, когда есть общая цель и желание идти на компромисс, уступки. В 80-е годы (да и в предшествующие периоды) на уступки в основном шла Япония. Зачастую Япония шла на уступки даже вопреки собственным законам. Сама возможность иметь вооруженные силы, по сути, противоречила «мирной» конституции; однопроцентное ограничение, принятое в 1976 г., и по которому, не официально, шел процесс развития вооружения, начиная с 1951 г. было так же снято. Соглашение о «трех не ядерных принципах» принятое в 1974 г. премьер-министром Э. Сато, за что он, кстати, получил Нобелевскую премию, очевидно так же будет снято. По крайней мере, данное положение периодически нарушается. В апреле 1987 г. газета «Акахата» опубликовала список почти 40 морских и воздушных портов страны, а так же военных баз, через которое США ввозит ядерное оружие в Японию. Так, в 1987 г. стала достоянием гласности секретная договоренность Японии и США о доставке ядерного оружия в Японию в соответствии с «договором безопасности» 1960 г.
С приходом к власти Я. Накасонэ (1983-1987 г.), внешняя политика претерпела значительные изменения. Как политик Накасонэ всегда выступал с националистических позиций. Достаточно вспомнить, что в 1951 г., делая первые шаги на политической арене, 32 летний депутат парламента направил петицию генералу Макартуру с требованием пересмотра конституции и создания независимых вооруженных сил. По мнению Накасоне, Япония должна стать частью мирового сообщества, при этом Япония должна оставаться самобытной страной. У японцев должно подняться чувство гордости, патриотизма, утерянного после капитуляции Японии в 1945 г. Зависимость Японии от политики другой страны неминуемо сказывалось на чувстве собственного достоинства простых японцев. Да и главный документ страны не мог вызывать восхищения, всем известна история его появления. Поэтому на протяжении всей своей жизни Накасонэ так настаивает на изменении конституции, которая должна говорить о суверенитете Японии. Что касается нашумевшей 9 статьи, то Накасонэ предлагает её изменить. Любое государство, говорит Накасонэ, имеет право на самооборону, по конституции, Япония так же имеет право на самооборону, для самообороны государству необходимы средства защиты, «однако в действующей конституции отсутствует четкое определение допустимого предела или верхнего потолка минимального набора средств защиты».






Метки: история отечества шпаргалки, история россии История других стран

Вы читаете » "80-е – на пути к глобальному партнерству"

Статьи по теме:

Статус Иерусалима и городская власть
Життя козацтва після смерті Петра Сагайдачного та великі козацькі повстання
КОНСТИТУЦИЯ 1889 ГОДА
КАЗНИ В ДРЕВНЕЙШИЕ ВРЕМЕНА
Греческий полис
Архивы ↓

Rambler's Top100